ГлавнаяРегистрацияВход Arhi-Logos essays
Вторник, 26.09.2017, 22:47
Форма входа
Поиск по сайту

Меню сайта

Категории раздела
хроника [98]
ресурсы [71]
вещи и вещества [35]
город [134]
деревня [32]
транспорт [106]
космос [29]
лошади [47]
технологии [76]
деньги [60]
теория [66]
обучение [29]
антропология [52]
этимология [59]
религии [6]
загадки [96]
info [47]
склад [3]
translations [25]

Посетители

Статистика

Яndex, Openstat
Яндекс.Метрика

Поддержать автора
через Яндекс-деньги
через Visa или MasterCard

Главная » Статьи » теория

Рогачев С.В. лекция 4

С.В. РОГАЧЕВ

Графика Д.В. Зайца

Уроки понимания карты
(основы пространственного анализа)

 

УЧЕБНЫЙ ПЛАН

 
№ газеты Учебный материал
17 Лекция 1. Что изучает пространственный анализ? Для чего нужны уроки понимания карты?
18 Лекция 2. Понятийный аппарат пространственного анализа
19 Лекция 3. Природные каналы проницаемости и размещение человечества
20 Лекция 4. Природные барьеры и размещение человечества
21 Лекция 5. Природные рубежи и размещение человечества
22 Лекция 6. Анализ структурообразующих линий
23 Лекция 7. Сложные физико-географические конфигурации
24 Лекция 8. Моделирование территории

 

ЛЕКЦИЯ 4

Природные барьеры и
размещение человечества

III. Конфигурации
восклицательного знака

ПРИМЕР 24

Поселок на берегу большой реки разделен на два квартала глубоким сырым заросшим оврагом. Из одной части поселка в другую люди вынуждены перемещаться в обход. В результате все участники межквартальных взаимодействий проходят через одну и ту же точку — у вершинки оврага, там где он уже перестает быть препятствием. «Разумно» поступит тот хулиган, который именно здесь будет поджидать младшеклассника по дороге в школу, чтобы отобрать у него деньги на завтрак. Рационально поведет себя та бабушка, которая именно у этой точки встанет с корзинкой ягод и безменом. Выгоду получит тот коммерсант, который здесь разместит ларек с чипсами и напитками...

По подобной модели (в местах завершения объезда крупных физико-географических препятствий, «на вираже») возникло немало узлов человеческой деятельности — городов. Из этих точек удобно контролировать потоки, в этих точках возникает наибольшая потребность в услугах для участников межместных взаимодействий. Принципиальная схема такой конфигурации напоминает восклицательный знак, где «палочка» знака символизирует барьер, а точка — город у окончания барьера.

С точки зрения пространственного анализа не имеет значения, в каком вещественном виде барьер выражен на местности. Является ли он отрицательной формой рельефа (овраг, каньон), положительной (вал, гряда, хребет) или вовсе лежит вровень с окружающей местностью (верховое болото, раскаленная пустыня). Водный он или сухопутный, настоящий (действительно кишащий волками лес) или психологический (безобидный лес, через который идти тем не менее «страшно»).

На карте мира «палочка» восклицательного знака чаще всего выражена хребтом или возвышенностью.

ПРИМЕР 25—27 (!!! Урала, Аппалачей и Ошмянской возвышенности)

«Точками» — узлами «под» такими палочками сформировались Оренбург (объезд Урала с юга), Атланта (объезд Аппалачей с юга), Вильнюс (объезд окончания Ошмянской возвышенности с северо-запада). Такие города, выросшие в необходимых (вернее, трудно обходимых) точках земной поверхности, не могли не приобрести широкой известности. Они не могли не собирать в себе опыт, культуру, умения с разных, порой весьма отдаленных территорий. Их имена, их политическая воля, их культура, их товары не могли не выноситься пространственными связями на большие расстояния.

Поэтому всему Союзу известен оренбургский пуховый платок (хотя челябинцы считают, что настоящие пуховые козы, дающие сырье для «оренбургских» платков, пасутся именно на юге их области, а вовсе не в Оренбуржье).

Поэтому по всему свету разошлась изобретенная в Атланте «кока-кола», и в Атланте базируется штаб-квартира этой, одной из самых известных в мире корпораций (а так ведь подумать: всего-то сладенькая газировка; изобрети ее кто-нибудь в Асунсьоне или Воронеже — о ней бы давно забыли). В Атланте — центр вездесущей CNN.

Поэтому Вильнюс ярко проявил себя в Средние века как интернациональныйгород — столица великого княжества с русско-белорусско-литовским населением, простиравшегося почти до Подмосковья. По «восклицательному» положению своему он своим влиянием выходил далеко за рамки тесного литовского этнического резервата.

В принципиальной схеме III мы предполагали барьер, образующий !-образную конфигурацию, как бы не имеющим толщины. Преобразуем теперь ситуацию в более наполненную плотью.

ПРИМЕР 24’

Пусть наш овраг получит пару отверший, а поселок разделится на центральную часть (где сосредоточены основные учреждения, торговля и т.п.) и окраину.

Тогда могут образоваться две особых точки у объезда «палочки» — на манер украинской буквы  (йи). При этом та точка, что будет ближе к насыщенному ядру поселка, скорее всего, будет крупнее, бойчее.

ПРИМЕР 25’ и 26’( Урала и Аппалачей)

Чтобы проверить правильность предположения, всмотримся в карту Урала. Урал расширяется к югу. Вот и повод, чтобы обратить на рисунок гор на карте вдумчивое внимание учеников и тут же дать материал для закрепления знаний — через смысловое развитие, связь. При охвате широкого Южного Урала Оренбургу «помогает» Орск.

А при охвате широкой горной полосы Аппалачей на помощь Атланте приходит Бирмингем. (Похожим образом, при объезде Пеннинских гор с юга, растет и английский Бирмингем, давший свое имя американцу.)

На Урале в паре крупнее западный Оренбург, со стороны насыщенной Европейской России. В Аппалачах — восточная Атланта, обращенная к Атлантическому побережью, базе освоения Америки.

По своему вещественному выражению пространственный барьер может быть комбинированным, т.е. состоять из разнородных вытянутых в линию физико-географических объектов (например, гряда, продолжаемая болотами).

ПРИМЕР 28 (У увалов и болот: Вологда)

Волга и Сухона (исток Северной Двины) разделены дремучими таежными Северными Увалами. На западе Увалы продолжаются другими возвышенностями, переходящими потом в водораздельные болота. Вместе они образуют протяженный широтный барьер. Удобное место для объезда этого барьера с запада — через Вологду. Кому приходилось выходить на восточную окраину Вологды за аэропорт или кто видел крупномасштабную карту ее окрестностей, знает, какая угнетающая безжизненная пустыня открывается сразу за городской чертой: непролазные болота, брошенные торфоразработки. Вот еще город, дома, люди, а восточнее — как ножом обрезало: барьер для человечества. (Ради этого впечатления и этого понимания, право же, стоит специально купить «раскладушку» Вологодской области.) Западное окончание этого вопиющего восклицательного знака — четкая точка Вологды — необходимой Вологды, прочно въевшейся в русскую культуру в словосочетаниях «вологодское кружево» и «вологодское масло» (хотя доля Вологодской области в современном производстве масла в стране смехотворна).

Иногда барьер еще не совсем закончился, но из очень трудно проницаемого он превратился в полупроницаемый, и расположенная здесь точка может стать важным узлом. Но и другая точка, находящаяся уже там, где барьер полностью потеряет свою изолирующую способность, также может стать вторым, конкурирующим узлом.

ПРИМЕР 29 (Самарканд и Бухара — альтернативы объезда гор Средней Азии)

Из Душанбе можно ехать в самую северную область Таджикистана — Согдийскую (Ленинабадскую) — прямиком. Но кому приходилось так ездить, знает, какой это изматывающий путь, что' значит преодолеть барьеры Зеравшанского и Туркестанского хребтов (и они не одни на этом пути) даже в роли пассажира. И это при современной строительной технике и современных автомобилях, а что было полвека назад! А зимой на несколько месяцев, и даже в теплое время года в плохую погоду, перевалы вообще закрываются. Тогда есть один лишь путь: объезд с запада (на востоке — супербарьер Памира!). И тогда таджикам из таджикской Согдийской области в таджикскую столицу приходится добираться в объезд Зеравшанского барьера — через Самарканд. Через полутаджикский город, но находящийся ныне в Узбекистане, с его пограничниками, таможенниками и визами.

Прочувствовавшим это на себе без карт ясно яркое положение Самарканда — у западной оконечности Туркестанского хребта и высотной части хребта Зеравшанского. Обращаем внимание школьников на карту Средней Азии: на долготе Самарканда заканчиваются тысячеметровые высоты протянувшегося с востока (от Хан-Тенгри через пики Ленина и Коммунизма) мощного горного пояса. Ясно и положение благородной Бухары (Бухоро-шариер), контролирующей полностью равнинный объезд всей этой горной линии.

Бухарский халат, самаркандская тюбетейка вошли в историю русского костюма. По всему Союзу варят плов имени обоих городов. Бухарец Ходжа Насреддин... Великий астроном Улугбек в Самарканде... О других культурных сокровищах и заслугах двух альтернативных точек великого восклицательного знака, образующего стержень Азии, ваши ученики сами приготовят прекрасные рефераты.

Если в примерах 25‘ и 26‘ Оренбург—Орск и Атланта—Бирмингем являли собой образцы «последовательного соединения» на объездах барьеров, то Самарканд и Бухара — образчики «параллельного соединения» (и поэтому Самарканд и Бухара — вечные конкуренты).

ПРИМЕР 30 (Завершение высоких гор Хиджаза: Мекка)

Там где северные отроги Хиджазских гор перестают быть по-настоящему высокими, расцветает Мекка. В приличных школьных атласах на картах Юго-Западной Азии хорошо видно: «темно-коричневые» (с послойной окраской «выше 2000 м») горы, тянущиеся от Йемена на северо-запад вдоль Красноморского побережья Аравийского полуострова, примерно на 21—22-й параллели утрачивают свою интенсивную окраску и «спускаются» до уже более или менее проходимой, преодолимой высоты 1000—2000 м. И здесь почти с математической точностью — пунсон Мекки. Обращаем внимание на карту!

Вы позволите, дорогой слушатель, не занимать место объяснением, что' была и есть Мекка для четверти мира.

IV. Конфигурации диафрагмы

ПРИНЦИПИАЛЬНАЯ СХЕМА IV

Мы уже употребили слово «необходимое» в отношении положений ! (c. 34). Но там мы дали это слово курсивом, скорее как метафору. Конечно, любой Оренбург и любой Вильнюс, если они вдруг начнут вести себя не по правилам (требовать за транзитные услуги непомерно много), можно объехать, пусть и сделав бо'льший крюк. Но физическая география создает порой ситуации поистине необходимые: когда в протяженном барьере (или в двух последовательно выстроившихся барьерах) есть лишь одна узкая щёлка. Как в диафрагме фотоаппарата: непроницаемая для света разделительная пластина и узкое отверстие, впускающее лучи в камеру. В этом отверстии лучи неизбежно фокусируются. Так неизбежно фокусируются пространственные связи в городах, занявших ключевые (фокусные) позиции против узких межбарьерных проходов.

ПРИМЕР 31 (Глаз Востока: Дамаск)

В те годы не знали еще диафрагмы и законов оптики, но именно оптический образ использовал римский император Юлиан, назвав глазом Востока этот город, вставший у «пролома» между Антиливаном и Хермоном (иначе — г. Эш-Шейх). К сожалению, на школьных картах это межгорное понижение видно плохо, и этот пример ученикам придется принять от вас на веру. В глазе Дамаска собираются лучи торговых связей, инноваций, образа жизни, идей, идущие от Средиземного моря и долины Бекаа* на восток и идущие из Месопотамии—Ирака через пустыню к Средиземному морю.

Поэтому всему миру издревле известны дамасская сталь и ткань дамассе (хотя вовсе не факт, что именно в Дамаске они были изобретены). Поэтому Дамаск стал отправным пунктом для многих деятелей всемирной известности: великий античный архитектор и инженер-строитель Аполлодор из Дамаска, апостол Павел (его преображение из мытаря Савла в христианина произошло на центральной улице старого Дамаска), великий богослов Иоанн Дамаскин. Несколько известных в арабском мире поэтов, философов, историков носят прозвища ад-Димашки, т.е. Дамасский. Дамаск был столицей одного из огромных интернациональных государств (Дамасский халифат Омейядов). По образцу минаретов дамасской мечети Омейядов возведены такие всемирно известные постройки, как колокольня Сан-Марко в Венеции и башня Хиральда в Севилье. Лучи связей, фокусируемых Антиливаном и Хермоном, разносили имена и образцы Дамаска по всей христианско-мусульманской ойкумене. Дамаск претендует на звание самого древнего из ныне существующих городов мира.

Такое положение более всего похоже на рассмотренное в примере 7 в лекции 1: контролер на входе.
В такой роли — взимателя мзды за право транзита через контролируемую исключительную точку земной поверхности — начинали свою биографию многие города. Но эта роль тут же обрастала и другими: охрана транспортных потоков, предоставление инфраструктуры (караван-сараи, постоялые дворы, отели, склады, логистические платформы...), посредничество, ростовщичество (кредитование), «попутная» переработка перевозимых грузов, ремонт и сооружение транспортных средств...

ПРИМЕР 32 (В альпийско-юрской диафрагме: Женева)

Женева, утвердившаяся у прохода между Альпами и Юрой — древний (известна с I века н.э.) интернациональный посреднический и финансовый город.

Межместные связи, сходясь здесь, как в горловину песочных часов, сводили сюда международные конференции, капиталы, общение, конфликты.

ПРИМЕР 33 (Юрско-вогезско-шварцвальдская диафрагма: сторож Бельфор, посредник Базель и транспортник Монбельяр)

Северная оконечность Юры, где горная цепь смыкается и с Шварцвальдом, и с Вогезами, образует поучительный пример реализации диафрагмового географического положения в разных проявлениях. Щель Юра—Шварцвальд контролируется посредническим Базелем. Само имя его — от лат. Basilia (Царское [место]) — указывает на исключительность географического положения. Проход между Юрой и Вогезами, красноречиво именуемый Бургундскими Воротами, породил два ярких города:Бельфор (Прекрасная крепость) — знаменитая и мощная крепость, призванная запереть, закрыть вход во Францию с востока, и Монбельяр, родина автоконцерна «Пежо», который на рубеже XIX—XX вв. начал обслуживать, стимулироватьпространственные связи. В конце ХХ в. к специализации Монбельяра добавилось еще производство скоростных поездов TGV, этих символов пространственных взаимодействий новой Европы.

Развитие, причем раннее развитие, транспортного машиностроения вообще характерно для точек в ключевых (в частности, диафрагмовых) географических положениях.

ПРИМЕР 34 (Меж Великими озерами: Детройт)

Генри Форд построил свой первый автомобиль и заложил основы своего бизнеса в Детройте — в узком проходе между преградами (для сухопутных путей), образуемыми Гуроном (на севере) и Эри (на юге). Имя Детройт происходит от французского detroit — пролив, по положению на проливе, соединяющем Эри с небольшим озером Сент-Клэр. Но это и «пролив» для жгута сухопутных связей вдоль северного берега реки Св. Лаврентия на юго-запад, что ищут прохода в узкой сухопутной «паузе» между Эри и Гуроном. Тут то их и поджидает Детройт.

ПРИМЕР 35 (Меж Балатоном и его «дочкой»: Секешфехервар)

В межозерной «паузе» между протяженным барьером Балатона и оз. Веленцеи-То вырос Секешфехервар** (Столичный белый замок) — древняя столица Венгрии. В социалистические годы на необходимо сходящихся здесь транспортных путях вырос знаменитый СЭВовский автобусный завод, чьи «Икарусы», хоть и порядком потрепанные и коптящие, все же еще бегают по нашим дорогам.

Положение в месте необходимой фокусировки пространственных связей ведет к концентрации в этих точках капитала и разнопланового опыта — условий для накопления культурных сокровищ.

ПРИМЕР 36 и 37 (Вена, Дрезден)

В том месте, где Дунай начинает прорываться через «паузу» Альпы—Карпаты, стоит Вена; где Лаба, сделавшись Эльбой, выходит из теснины между Рудными горами и западными отрогами Судет, — Дрезден.

Древняя Вена, упоминаемая как римская Виндобона в I в. н.э., а до того существовавшая как город кельтов. Старинный Дрезден, бывший в I тысячелетии еще славянской «Дроздовкой».
Вена, чье имя пучками сфокусированных здесь связей разнесено по миру в форме венскихкафе, венских стульев, венских вальсов, венских шницелей. Город Венского конгресса, делившего мир после внушавшего трепет Наполеона. Город прославленной Венской оперы и МАГАТЭ.
Дрезден, едва ли не самый красивый и стильный город Германии, прославленный своей картинной галереей и находящейся в ней «Сикстинской мадонной» Рафаэля. Город, который «скопил» в своей диафрагме «Дрезднер Банк», длительное время бывший крупнейшим финансовым концерном Германии.

ПРИМЕР 36’ (Братислава)

По аналогии с примерами 25’ и 26’: альпийско-карпатский проход широк; и если Вена начинает его собою, то завершить его ей помогает Братислава (дунайский Орск или Бирмингем), венгерская, а ныне словацкая столица.

Пока в роли барьеров нами рассматривались крупные горные гряды и крупные озёра. Но даже и небольшие возвышения и ложбины могут создавать диафрагмовые конфигурации. Вспомним задание 5 из лекции 2: один раз залезть на крутой холм назло географии можно. Но повторять это многократно — вряд ли. Каждый килограмм-метр, поднимаемый против гравитации Земли, оборачивается лишними граммами овса или более ранней гибелью лошади, лишними миллилитрами бензина и износом покрышек. Умноженные же на миллионы эти поклаже-высо'ты заставляют человечество в целом избирать пути, наименее конфликтующие с g.

ПРИМЕР 38 (Смоленск)

На общегеографической карте Центральной России вы легко продемонстрируете ученикам особенность положения Смоленска — там, где Днепровская долина с двух сторон стискивается Смоленско-Московской и Духовщинской возвышенностями. Пучок транспортных артерий сходится сюда с запада, чтобы потом пучком же разойтись на восток.

О древности и культурно-исторической роли Смоленска ваши ученики сами подготовят красочный доклад: «География», № 16/2005, № 44/96.

ПРИМЕР 39 (Брюссель)

В примере 22 (лекция 3) мы уже начали рассматривать особенности положения города, застолбившего себя в мире брюссельской капустой, пригревшего «столичные» структуры НАТО и ЕС. Две обжимающие город реки. Но что заставляет Маас выгибаться к северо-западу?

Пусть ваши ученики всмотрятся в физическую карту Европы. Южная часть четко отделяется бежевато-коричневыми тонами — Высокая Европа. Северная приатлантическая полоса — салатово-зеленая, ниже ступени 200 м. Мысленно, а еще лучше на ксерокопии карты, прочертим северную грань 200-метровой ступени красной ручкой. Теперь в руки — главный инструмент пространственного аналитика, циркуль. Ищем место, где наша красная линия ближе всего сходится с побережьем Атлантики. Там, где на линии Шарлеруа—Антверпен Арденны (с юга) и эстуарии Шельды (с севера) стискивают равнинную («салатовую») Европу до 120—130-километрового перешейка, и растет давний и сребролюбивый контролер этого прохода Брюссель.

Так же как в !-образных конфигурациях барьеры могут быть комбинированными (пример 28), так и диафрагма может состоять из двух разнородных «половинок».

ПРИМЕР 40 (Узел ворот: Дербент)

Дербент зажат с запада отрогами Кавказа, с востока — водами Каспия. Собственно, такое положение занимают все пункты от Махачкалы до Баку (этакая пролонгированная диафрагмовая конфигурация), но у Дербента (и это уже видно на хороших картах даже пятимиллионного масштаба) горы прямо-таки напирают на море.
И не приходится удивляться, что именно здесь суждено было возникнуть самому древнему городу современной России. Имя «Дербент», согласно распространенной этимологии, переводится как Узел ворот. Не правда ли, красноречивое фокусное название? Дербентские правители, стремясь еще более усилить свою контролирующую роль над всеми потоками между Восточным Закавказьем и Предкавказьем, возвели стену, «восполняющую» изъяны в горах. Остатки этого искусственного барьера, комбинируемого с естественным (чтобы уж мышь не проскочила, чтобы на кривой козе не объехать!), можно видеть по сей день.

Завершим рассмотрение диафрагмовых конфигураций примером, который, будем надеяться, потребуется нашим подрастающим мальчикам уже не как военным, а как политикам и экономистам-планировщикам.

ПРИМЕР 41 (Гудермес, Грозный)

На упрощенном изображении рельефа местности ясно видна диафрагмовая роль Гудермеса и !-образное положение Грозного. Гудермес открывает (или запирает) вход в равнинную котловину Чечни, Грозный контролирует главные, наиболее населенные долины и идущие по ним коммуникации (включая и нефтегазовые).

Гудермес — начальная точка «чеченских кампаний», здесь обычно группируются лояльные России чеченцы. После разгрома Грозного многие даже предлагали не восстанавливать город, а перенести столицу республики в Гудермес. Но, очевидно, такой вариант годился, если бы Чечню просто хотели изолировать («заткнуть» пробкой Гудермеса), а не «восстановить здесь конституционный порядок», то есть не контролировать территорию. Естественным фокусом связей, естественным операционным базисом внутри Чечни служит уже «восклицательный» Грозный.

V. V-образные конфигурации

Этот вид конфигураций близок к Y-образным из лекции 3, с той только разницей, что раструб V четко ограничен барьерами, а имеющаяся у игрека «ножка» здесь не выражена или не имеет принципиального значения. Иногда эта ножка как бы обращена внутрь буквы: раструб между лучами V, как правило, рассекается биссектрисой, играющей роль полупроницаемого барьера. Причем проницаемость этого барьера возрастает по мере движения к вершине угла V.

ПРИНЦИПИАЛЬНАЯ СХЕМА V

Наиболее частые проявления V-образной конфигурации — треугольные межгорные долины, орошаемые короткой, но энергичной рекой. Близ верховьев этой реки, у вершины треугольника, обычно и возникает главный и известный город, контролирующий всю долину.

ПРИМЕР 42 и 43 (Колхида: Кутаиси. Куринская низменность: Гянджа)

Эти два города, стоящие у вершин своих плодородных V, ограниченных Кавказом и Армянским нагорьем и его продолжениями, при биссектрисах соответственно Риони и Куры, — особые для своих стран. Транспортные пути повторяют V-образные конфигурации долин и фокусируются в этих городах. Кутаиси (предание относит его существование ко временам аргонавтов) древне'е Тбилиси. А Гянджа (Кировабад) старше и «заслуженнее» Баку.

Один лишь Низами Гянджеви (из Гянджи), создатель «Хосрова и Ширин», «Лейли и Меджнуна», значит для азербайджанской литературы больше, чем Шекспир для европейской. С этими городами связано становление национальных культур, самосознания, государственности; в современных Грузии и Азербайджане — это центры особых политических движений.

ПРИМЕР 44 (Флоренция)

Город, стоящий во главе плодородной и богатой долины Арно (массив), ограниченной Апеннинами и Рудными горами (Коллине-Металлифере), и издавна собирающий с нее свою положенную долю, уже к средним векам буквально расцвел (Флоренция буквально значит «цветущая»).

Флоренцию называют родиной Возрождения. С этим городом связаны имена Данте, Петрарки, Леонардо да Винчи, Микеланджело, Рафаэля. Флорентийская мозаика как родовое понятие вошла в разные языки мира.

Еще более обширная, более богатая долина может породить и вынести даже не один мощный город.

ПРИМЕР 45 (Паданская низменность: Милан и Турин)

Альпы и Аппенины оставляют между собой место для треугольника Паданской низменности, рассекаемой По. У вершины треугольника контроль над богатой долиной делят Милан иТурин.

Туринская плащаница, Миланский собор, миланский театр «Ла-Скала», всемирно известныймиланский «Фиат», футбольные команды Милана и Турина — проявление богатого географического положения двух фокусных точек, главенствующих на Паданской низменности. Низменность эту, кстати, называют еще и Ломбардской. И нелишне здесь вспомнить о происхождении слова «ломбард»: культурные сокровища Милана рождались из жесткой системы не только административного, но и финансового (ростовщического) контроля над богатой V, выгороженной самой природой в удел здешних процентщиков.

Имя «Милан» происходит от Медиолан, что означает Середина равнины. Красноречивая характеристика географического положения, не правда ли?

В примерах 42—45 мы рассмотрели случаи вызревания узлов во главах плодородных, насыщенных треугольных массивов, рассекаемых несущей плодородие рекой. Однако те же аналогичные пространственные формы могут иметь и другое вещественное наполнение.

ПРИМЕР 45 (Тегеран)

Виднейший город Ирана — один из самых своеобычных и самых упоминаемых в современной мировой политике городов — Тегеран стоит при вершине гигантского опрокинутого к востоку V, образуемого Эльбурсом и продолжающими его Хорасанскими горами на севере и Кухрудом на юге. «Биссектрисой» служит не свежая река, а горько-соленая пустыня Деште-Кевир (Великая Соляная пустыня), переходящая восточнее в Деште-Лут (Песчаная пустыня). Связи страны, выстраиваясь по краям пустыни-барьера, прижимаясь к горным бордюрам, неизбежно сходятся в районе Тегерана — естественного контролера.

ВОПРОСЫ и ЗАДАНИЯ

1. Вычертите самостоятельно схемы к непроиллюстрированным примерам.

2. Мы рассмотрели диафрагмовые конфигурации для сухопутных путей. Приведите примеры соответствующих конфигураций для путей водных. Проиллюстрируйте их схемами и в нескольких словах поясните, в чем заключается исключительность узлов (городов), возникших в соответствующих исключительных географических положениях.

3. В чем, по вашему мнению, познавательный (пока чисто информационный) урожай лекции? Что ваши ученики получили бы и усвоили лучше, если бы вы применили в обучении примеры и методики из лекции?

4. Что, по вашему мнению, материал лекций (этой и предыдущих) может дать для повышения престижа нашего предмета в школе?

5. Что, на ваш взгляд, ученики, даже те, которые заведомо не будут заниматься географией, получат для своего развития, разбирая с вами на уроке по картам приведенные примеры?

6. В чем заключается методическая роль использованных в лекции исторических и общекультурных фактов, топонимических сюжетов?


* Меридиональное понижение между Ливаном и Антиливаном.

** Венгры рассказывают анекдот о труднопроизносимом названии Секешфехервара. Советские войска брали город с большими потерями (а это, кстати, еще один признак важности положения: ключевую точку ожесточенно обороняли), но когда нашим офицерам пришлось докладывать о взятии города, те заявили, что для них лучше еще раз пойти в бой и еще раз взять город, чем выговорить его название.

Ключевое слово: ФОКУСИРОВАНИЕ ПРОСТРАНСТВЕННЫХ СВЯЗЕЙ
Категория: теория | Добавил: igrek (29.01.2011)
Просмотров: 4153
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

  I.Grek © 2017
Конструктор сайтов - uCoz