ГлавнаяРегистрацияВход Arhi-Logos essays
Среда, 20.09.2017, 23:09
Форма входа
Поиск по сайту

Меню сайта

Категории раздела
хроника [98]
ресурсы [71]
вещи и вещества [35]
город [134]
деревня [32]
транспорт [106]
космос [29]
лошади [47]
технологии [76]
деньги [60]
теория [66]
обучение [29]
антропология [52]
этимология [59]
религии [6]
загадки [96]
info [47]
склад [3]
translations [25]

Посетители

Статистика

Яndex, Openstat
Яндекс.Метрика

Поддержать автора
через Яндекс-деньги
через Visa или MasterCard

Главная » Статьи » теория

Подолинский - человек, который переубедил Маркса?

   Предыдущую статью "Что случилось с Карлом Марксом?" мы закончили на том, что Маркс по непонятным причинам после публикации 1 тома "Капитала" вдруг на много лет забросил продолжение несмотря на то, что ему ничего не мешало. 

   Разумеется, самое простое предположение почему Маркс забил болт после публикации первого тома "Капитала": просто подустал и решил расслабиться в ожидании пока "ишак или падишах сдохнут". Но в этом жизненном периоде Маркса есть очень загадочный эпизод, связанный с идеями мало кому сейчас известного великого украинского/российского учёного С.А. Подолинского:
   "Физик, математик, врач Сергей Подолинский – блестяще образованный ученый с особым междисциплинарным мышлением аналитика – познакомил Карла Маркса со своими научными выкладками. И «коммунист №1», по достоинству оценив открытие своего молодого друга, отставил работу над 4-м томом «Капитала», а 2-й и 3-й тома запретил публиковать (Энгельс не выполнил его посмертное желание).
   Работа Сергея Андреевича, которая произвела такое впечатление на первого идеолога коммунизма, называется «Труд человека и его отношение к распределению энергии». Эту научную работу, вероятно, как идеологически опасную, законсервировали в закрытом фонде «Ленинки» на многие десятки лет, и только не так давно возможным ознакомиться и применить в жизни поистине революционные идеи Подолинского."via
 
   Пассаж о запрете публикации томов скорее всего обыкновенное журналистское преувеличение Ольги Авиловой. Специалист по истории экономических учений Михаил Майбурд поясняет: "Незадолго до смерти Маркс через свою дочь завещал рукописи Энгельсу, чтобы тот «сделал из этого что-нибудь»"via А вот всё остальное подтверждается: и то, что Маркс высоко оценил работу Подолинского, и попадание книги в спецхран, и практически полное умолчание в советское время даже самой фамилии Подолинского.
   
   Подолинский был лично знаком с К. Марксом и Ф. Энгельсом, в 1872 году их познакомил в Лондоне П. Л. Лавров. Нет сведений высказывал ли он им в тот период свою концепцию "социальной энергетики", но в 1880 году свою главную работу «Труд человека и его отношение к распределению энергии» переведенную на французский язык, он послал Марксу и получил от него благожелательный отзыв. 
 
    В письме Марксу от 30 марта 1880 г. Подолинский писал: «Мне доставляет особое удовольствие, что я могу послать Вам небольшую работу, написать которую побудил меня в первую очередь Ваш труд „Капитал“». Он характеризовал свой труд как «попытку приведения понятия прибавочного продукта в соответствие с господствующими физическими теориями» (из письма Подолинского К. Марксу от 8 апреля 1880 г.).

   Прежде чем разобрать почему идеи Подолинского изложенные в книге «Труд человека и его отношение к распределению энергии» (скачать книгу) произвели такое впечатление на Маркса, вызвали резкую отрицательную реакцию Энгельса и в конце-концов привели к фактическому засекречиванию его труда, конспективно изложим главные положения:

   - концепцию социальной энергетики Подолинского пронизывает мысль о том, что единая непрерывная нить связывает солнечный луч с зеленым растением, земледелием, питанием человека, историей растений и животных и, наконец, экономикой и историей социальной жизни человека. Фактически это основы экологии;

   - Подолинский заложил основы принципиально новой теории труда, не только как чисто экономической, но и как естественно-исторической и нравственной категории. «Труд есть такое потребление механической и психической работы, накопленной в организме, которое имеет результатом увеличение количества превратимой энергии на земной поверхности» (Подолинский 1880: 160). Иными словами, труд человека является процессом природы, который усиливает его мощность и раскрывает физическую природу прибавочного продукта. Эту задачу в свое время пытались решить физиократы. Их центральная идея заключалась в том, что источник прибавочного продукта следует искать в физической производительности земли. Они установили этот факт, но не смогли его объяснить. Наука того времени еще не могла утверждать, что физическая производительность земли зависит от фотосинтеза, то есть от утилизации солнечной энергии зелеными растениями. Таким образом, Подолинский предпринял попытку соединить учение физиократов с теорией прибавочной стоимости К. Маркса;

     - Подолинский различал неиссякаемые (возобновляемые) природные источники мощности, зависящие от Солнца, и невозобновляемые запасы вещества и энергии. Пример возобновляемого потока ресурсов (энергии) – это ежегодный урожай зерновых за счет использования постоянно возобновляемого потока солнечной энергии. Ученый анализирует добычу каменного угля и торфа, считает их невозобновляемым капиталом, постоянно убывающим из-за превращения в механическую работу, тепло, свет, вредные отходы и т. д.

   - если общество основывает свое благополучие и развитие на ограниченном, постоянно убывающем ресурсе, то возникает глобальная проблема устойчивости развития человечества. Еще в 1880 году, когда кладовые природы казались неисчерпаемыми, уже было по по сути сказано о "пределах роста", "устойчивом развитии", "пиках нефти", охране окружающей среды и прочих тревожащих сегодня проблемах;

  - наряду с положительным трудом по накоплению энергии Подолинский вводит понятие об отрицательном труде, связанном с расхищением энергии. «Война, со всеми своими атрибутами, то есть постоянными войсками, военными флотами, арсеналами и пр., – пишет ученый, – есть не более, как расхищение энергии, находящейся в распоряжении человечества». Другим примером расхищения энергии, считал Подолинский, служит производство предметов роскоши и непроизводительное потребление, признаком которого является потребление, сопровождающееся только рассеянием энергии, а не новым ее накоплением;

  - постепенно первой человеческой потребностью, согласно Подолинскому, становится совершенствование орудий труда, которое ведет к росту энерговооруженности и производительной силы людей, повышению КПД технических средств и технологических процессов. В результате увеличивается доля свободного времени и сокращается доля рабочего времени в бюджете социального времени; 

   - на примере крестьянского труда Подолинский описывает "энергетическую рентабельность" EROEI понятие которой позорно для экономической науки появилось из экологии только в 1970-х. При всем уважении к Побиску Кузнецову в предисловии к книге вызывают внутренний протест его высказывания о КПД выше 100% и покушение на второй закон термодинамики. Хотя может быть тогда ему неведомо было понятие EROEI, но надо было как-то изворачиваться типа "энергетический коэффициент полезности труда"?

- изучив «Капитал» К. Маркса и историю экономических учений, сравнив энергетические возможности основных исторических форм общественного производства, Подолинский поставил перед собой сверхзадачу: найти с естественно-научной точки зрения такой способ производства, который бы наиболее эффективно способствовал накоплению энергии для удовлетворения всех потребностей человечества

   Всё это было сказано 135 лет назад и затем заботливо спрятано, как считается из-за негативной оценки Энгельсом.

   Вернадский 3 июля 1923 г. записал в своем дневнике: «Очень любопытен Подолинский. Он давно меня интересует. Его энергетическая постановка, не понятая Марксом и Энгельсом, во многом новая. Он – один из предшественников и новаторов» (Вернадский 1999: 114)

   Это очень политкорректная формулировка Вернадского. Судя по всему, Маркс понял и принял, а вот Энгельс был категорически против и отговаривал его. Почему? 

Был ли шанс у марксизма стать настоящей наукой?

   Мы уже говорили о том, что любая точная наука должна соблюдать требования метрологии, науки об измерениях. Отсюда марксизм - это метрологически несостоятельное учение, не наука, а идеология. Он оперирует исключительно пропагандистскими лозунгами, фикциями, которые невозможно измерить на практике и связать с жизнью, с решением практически значимых задач. Если взять любое производство, то на его складе не удастся измерить объёмы «необходимого» и «прибавочного» продукта. Ни одни часы не покажут, когда закончилось «необходимое» рабочее время и началось «прибавочное». Таки где бухгалтерами и экономистами на практике применяется марксовы понятия "необходимое" и "прибавочное время"? Вот то-то и оно...

    Направляя Марксу свою книгу, Подолинский по его словам сделал «попытку приведения понятия прибавочного продукта в соответствие с господствующими физическими теориями».

   Вместо некоего "абстрактного" труда марксистской концепции Подолинский предлагал "трудовой энергетизм", "социальную энергетику" со вполне поддающимися измерению объективными физическими характеристиками.

   Маркс не только благожелательно отозвался о работе Подолинского, законспектировал и отправил её Энгельсу для изучения, но и судя по реакции Энгельса всерьез проникся идеями Подолинского.

   В двух письмах, отправленных Марксу менее чем за три месяца до его смерти, Энгельс убеждает Маркса (уменьшенным шрифтом не относящийся к нашей теме текст):

ЭНГЕЛЬС — МАРКСУ, 19 ДЕКАБРЯ 1882 г. В ВЕНТНОР Лондон, 19 декабря 1882 г.

   Дорогой Мавр! Вчера в пять часов вечера получил твое письмо, сегодня утром рукопись*. Твой отзыв очень лестен, но я не могу с ним согласиться, по крайней мере в отношении формы. Сегодня прекрасный теплый полдень, так что ты, вероятно, освобожден наконец на несколько часов от домашнего ареста. Здесь, правда, с часа дня у нас опять усиливается туман, при котором по временам становится темно, как ночью.

   Историю Подолинского я представляю себе так. Его действительное открытие состоит в том, что человеческий труд в состоянии удержать на поверхности земли и заставить действовать солнечную энергию более продолжительное время, чем это было бы без него. Все выводимые им отсюда экономические следствия ошибочны. У меня этой вещи нет под рукой, но я недавно еще читал ее по-итальянски в «Plebe». Вопрос: каким образом известное количество энергии, заключающееся в определенном количестве продуктов питания, может посредством труда превратиться в большее количество энергии, чем оно само, — я для себя разрешаю так. Предположим, что ежедневно необходимые человеку жизненные средства представляют собой количество энергии, выражающееся в 10000 е. т. (единиц тепла). Эти 10000 е. т. остаются во веки веков равными 10000 е. т. и, как известно, при превращении в другие формы энергии теряют на практике из-за трения и т. д. некоторую часть, которую нельзя превратить в полезную энергию. В человеческом теле — даже значительную часть. Следовательно, физический труд, выполняемый в процессе экономического труда, никогда не может быть равен 10000 е. т., он всегда меньше. Но физический труд из-за этого еще далеко не является экономическим трудом. Выполненный этими 10000 е. т. экономический труд состоит отнюдь не в воспроизводстве этих самых 10000 е. т., целиком или частично, в той или иной форме. Напротив, большая часть их пропадает, — уходит на увеличение и излучение теплоты человеческого тела и т. д., — и что от них остается полезного, так это только удобрительная способность экскрементов. Экономический труд, который выполняется человеком посредством затраты этих 10000 е. т., состоит скорее в фиксации на более или менее продолжительное время новых, полученных им от солнца единиц тепла, связь которых с первоначальными 10000 е. только и состоит в этом труде. Составляют ли новые единицы тепла, — фиксированные благодаря затрате заключающихся в дневной пище 10000 е. т., — 5000, 10000, 20000 или один миллион единиц тепла, это зависит исключительно от степени развития средств производства.

   Да и выразить это в числах можно только в самых примитивных отраслях производства: охоте, рыболовстве, скотоводстве, земледелии. При охоте и рыболовстве новая солнечная энергия даже и не фиксируется, а лишь используется уже фиксированная. Притом ясно, что, исходя из нормального питания данного человека, количество белков и жиров, которое он добывает охотой или рыболовством, стоит вне зависимости от того количества этих веществ, которое он потребляет. В скотоводстве энергия фиксируется постольку, поскольку при этом части растений, обычно быстро увядающие, отмирающие и разлагающиеся, планомерно превращаются в животный белок, жир, кожу, кости и пр., следовательно, фиксируются на более продолжительное время. Подсчет становится здесь уже сложным. Еще более сложен он в земледелии, где в него входит также и энергия, заключающаяся в вспомогательных материалах, удобрениях и т. д. В промышленности такого рода подсчеты совсем невозможны: труд, присоединенный к продукту, большей частью вовсе нельзя выразить в единицах тепла. Это еще, пожалуй, мыслимо, например, в отношении фунта пряжи, поскольку прочность пряжи еще может быть кое-как выражена формулой механики, но уже и здесь это оказывается совершенно бесполезным педантством и становится просто абсурдным в отношении куска неотделанного сукна, тем более — в отношении беленого, крашеного, набивного. Количество энергии, заключающееся в молотке, винте, иголке, есть величина, которая не поддается выражению в виде издержек производства.

   По моему мнению, совершенно невозможно выразить экономические отношения в физических мерах. Что Подолинский совершенно забыл, так это то, что работающий человек представляет собой расточителя не только солнечной теплоты, фиксированной в настоящее время, но в гораздо большей мере — фиксированной в прошлом. Ты лучше меня знаешь, что делается в области расточительства энергии — угля, руд, лесов и т. д. С этой точки зрения охота и рыболовство тоже представляют собой не фиксацию новой солнечной теплоты, а использование и уже начинающееся расточительство ранее накопленной солнечной энергии. Далее: то, что человек делает посредством труда сознательно, то растение делает бессознательно. Растения — это ведь давно уже известно — представляют собой великих поглотителей и хранителей солнечной теплоты в измененной форме. Следовательно, своим трудом, поскольку труд фиксирует солнечную теплоту (что отнюдь не всегда имеет место в промышленности и в других областях), человеку удается соединить естественные функции потребляющего энергию животного и накапливающего энергию растения.

   Подолинский отклонился в сторону от своего очень ценного открытия, ибо хотел найти новое естественнонаучное доказательство правильности социализма и потому смешал физическое с экономическим.

   Прилагаю чек на 40 ф. ст. с тем, чтобы ты смог получить по нему, когда захочешь, и тем самым обеспечить свой тыл. О приезде Тусси я поговорю с ней сегодня вечером. Что касается нас, то Джоллимейер, конечно, сразу на это согласился. Более точно можно будет условиться лишь по его приезде. Завтра напишу подробнее.

   Твой Ф. Э. http://www.uaio.ru/marx/35.htm   т. 35 с. 105-107

   ЭНГЕЛЬС — МАРКСУ В ВЕНТНОР Лондон, 22 декабря 1882 г.

   Дорогой Мавр! Возвращаясь еще раз к Подолинскому*, вношу ту поправку, что накопление энергии по средством труда происходит собственно только в земледелии; в скотоводстве, в общем, накопленная в растениях энергия лишь перемещается в животное; о накоплении энергии тут речь может идти только постольку, поскольку без скотоводства кормовые растения увядали бы без пользы, а в нем находят себе применение. Напротив, во всех отраслях промышленности энергия только расходуется. Во внимание можно принять, самое большее, лишь то обстоятельство, что растительные продукты — дрова, солома, лен и т. д. — и животные продукты, в которых накоплена энергия растений, посредством обработки получают полезное применение, следовательно, сохраняются более продолжительное время, чем, если бы они были предоставлены естественному разложению. Таким образом, давно известный экономический факт, что все работники промышленности должны жить за счет продуктов земледелия, скотоводства, охоты и рыболовства, можно, следовательно, если угодно, перевести и на язык физики, но от этого вряд ли будет много пользы.

   Прилагаю письмо Лауры; положение Женни в действительности не так уж плохо, если только она даст себя лечить как следует и систематически, а это необходимо, не из-за непосредственной опасности, а ввиду в высшей степени неприятных последствий, какие могут иметь место, если пренебречь всем этим. Гартман отказался от всей своей здешней затеи и завтра снова отправляется за океан. Это самое лучшее. Он взвалил тут на себя своими договорами столько юридических обязательств (и в некоторых случаях их не выполнил), что сам уже не знает, в каком положении его дела. О всех этих историях расскажу тебе устно, я рад, что он уезжает. Постоянно занимая у меня деньги, он в то же время, как теперь выясняется, зарабатывал от пяти до шести фунтов стерлингов в неделю! Ты прав насчет того недомыслия, которое иногда позволяет себе Бернштейн. Однако он не одинок в этом. Просмотри-ка новые открытия Лафарга в статье «Пастыри и коммерсанты» («Egalite», 20 декабря) и в том же номере новейшую реконструкцию отнюдь неулучшенного вейтлингианства, предпринятую Девилем. Радуюсь, что в отношении истории крепостного права* мы «единодушны», как говорят деловые люди. Несомненно, крепостное право и зависимость не являются какой-либо специфически средневеково-феодальной формой, мы находим их всюду или почти всюду, где завоеватель заставляет коренных жителей обрабатывать для него землю, — в Фессалии, например, это имело место очень рано. Факт этот даже сбил меня и кое-кого другого с толку в вопросе о средневековом крепостничестве; слишком легко склонялись к объяснению его простым завоеванием, это так ясно и просто решало дело. Смотри, между прочим, Тьерри*. И положение христиан в Турции в период расцвета старотурецкого полуфеодализма имело некоторые черты сходства с этим. Но вот пришла к обеду Пумпс — уже 5 часов, и я должен подчиниться силе обстоятельств. Блестящая погода, надеюсь, снова поставила тебя на ноги.

   Твой Фред  http://www.uaio.ru/marx/35.htm  т. 35,стр. 109—111

   Что мы видим? Великим "материалистам" Подолинский предлагает чисто материалистическую основу их "абстрактного" труда, но Энгельс совершенно чётко отказывается:  "По моему мнению, совершенно невозможно выразить экономические отношения в физических мерах."

   Да-да, конечно, этим так называемым "материалистам" гораздо удобнее пользоваться абстракциями, выражать экономические отношения в расплывчатых понятиях, дабы каждый раз можно было подогнать доказательства под нужные выводы. Идеология - что дышло, куда повернешь - туда и вышло, а с физикой такие номера не проходят.

  И еще раз Энгельс подчеркивает что его политэкономия - виртуальная, фиктивная субстанция: "Подолинский отклонился в сторону от своего очень ценного открытия, ибо хотел найти новое естественнонаучное доказательство правильности социализма и потому смешал физическое с экономическим."

   Следующие пассажи свидетельствуют о том, что  Энгельс как минимум вообще не понял идеи Подолинского:

-  "Историю Подолинского я представляю себе так. Его действительное открытие состоит в том, что человеческий труд в состоянии удержать на поверхности земли и заставить действовать солнечную энергию более продолжительное время, чем это было бы без него. Все выводимые им отсюда экономические следствия ошибочны." Порядочные люди в таких случаях хотя бы коротко основывают вывод об ошибочности.

- "Таким образом, давно известный экономический факт, что все работники промышленности должны жить за счет продуктов земледелия, скотоводства, охоты и рыболовства, можно, следовательно, если угодно, перевести и на язык физики, но от этого вряд ли будет много пользы."

-  "Что Подолинский совершенно забыл, так это то, что работающий человек представляет собой расточителя не только солнечной теплоты, фиксированной в настоящее время, но в гораздо большей мере — фиксированной в прошлом." Ничего Подолинский не забыл, он четко отделял  возобновляемые источники энергии от невозобновляемых и предупреждал о последствиях их безудержного использования.

   Если кому-то кажется что нет смысла копаться в старых экономических учениях, то полезно вспомнить мудрость предков: "Дурак учится на своих ошибках - умный на чужих", стоит ли наступать на одни и те же "идеологические грабли" или посмотреть как лозунгам придают наукообразную форму? Конечно, свои ошибки ближе к телу, но на них учиться больнее((

   Много народа в своё время повелось на лозунги марксизма, но сама тема марксизма вовсе не исчерпала себя до настоящего времени, представляя из себя один из вариантов псевдовыбора из нескольких ложных вариантов для реализации принципа "разделяй, стравливай и властвуй". 

   Одни покупаются на "классовую борьбу", другие на "невидимую руку рынка" и т.д. Не претендуя на истину в последней инстанции, дабы стала понятна актуальность этого эпизода для современности, попробую показать свое видение принципиального противоречия между позициями Маркса-Энгельса и Подолинского.

С картинками :)) Марксизм с точки зрения логистической теории

См. также:

Чесноков В.С. "С. А. Подолинский: концепция социальной энергетики"

Подолинский С.А. "Труд человека и его отношение к распределению энергии"

 

 

Категория: теория | Добавил: igrek (22.11.2014) | Автор: Игорь Ю. Шкурин
Просмотров: 3064 | Теги: хитрая сова, мимикрия
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

  I.Grek © 2017
Конструктор сайтов - uCoz