ГлавнаяРегистрацияВход Arhi-Logos essays
Вторник, 24.10.2017, 07:04
Форма входа
Поиск по сайту

Меню сайта

Категории раздела
хроника [98]
ресурсы [71]
вещи и вещества [35]
город [134]
деревня [32]
транспорт [106]
космос [29]
лошади [47]
технологии [76]
деньги [60]
теория [66]
обучение [29]
антропология [52]
этимология [59]
религии [6]
загадки [96]
info [47]
склад [3]
translations [25]

Посетители

Статистика

Яndex, Openstat
Яндекс.Метрика

Поддержать автора
через Яндекс-деньги
через Visa или MasterCard

Главная » Статьи » загадки

О добыче селитры в египетской Нитрии (современный Вади Натрун)
   Совсем недалеко к востоку от современного шоссе Александрия-Каир, в пустыне находится местность Вади-Натрун, известная сейчас в основном как объект паломнических туров: отсюда распространилось по всему миру христианское монашество, отшельнические и общежительные монастыри, сейчас здесь находятся 4 монастыря (Анба-Бишой, Анба-Максар, Аль-Сурьяни и Эль-Барамус) древнейшей христианской коптской церкви, сохранившей элементы иудаизма и мусульманства. 

   Туристы и паломники едут, фотографируют, проникаются благоговением и ни разу не задаются простейшим вопросом – почему именно здесь сконцентрировалось столько монастырей (в 4-6 веках их было около 50)? Уединенное место в пустыне? Но 5-10 тысяч человек - это уже не уединение, а совсем наоборот. В пустыне и до сих пор свободного места много – сотни и тысячи километров, но тогда все собрались именно здесь – в Вади Натрун.

  

Монастыри Св. Макария и Дейр-Суриани (Al-Surian ) в Вади-Натрун (Wadi Al-Natrun)

     Даже знаменитые сейчас египетские пирамиды не вызывали такого восхищения, как это монашеское скопление в неказистой пустыне, которое называли "град Божий". Современник, автор 5 века Тираний Руфин писал так:«Но в IV веке в Египте явилось нечто бесконечно более удивительное, чем все достопримечательности древнего Египта... "Не столь светло небо, испещренное сонмом звезд, – говорит святой Златоуст, – как пустыня египетская, являющая повсюду иноческие кущи.» 

     Если путём простого поиска в сети мы попытаемся узнать что привлекательного там было, то как правило получим примерно следующую информацию: «Вади-Натрун — впадина на северо-востоке Ливийской пустыни в египетском губернаторстве Бухейра, расположена к западу от дельты Нила. Название долины связано с наличием в ней более десяти небольших богатых содой озёр (натрун по-гречески означает натр).»

Figure 1 (Click to View)

озеро Zug в Wadi Natrun (фото отсюда)

     Позвольте, но в древности эта местность называлась Нитрия, Нитрийская пустыня и название происходило от селитры, а это сильно меняет дело!

Лёгким движением руки  Нитра превращается… превращается Нитра… в элегантный Натрун!

     Сода действительно «натр» - natron (νάτρον) или в арабском варианте "натрун". Сода действительно полезный минерал как для стеклоделия, так и для мумификации, но во всех древних источниках данная местность называется Нитрой. В частности, профессор Михаил Скабалланович в изданном 1851 г.  «Толковом Типиконе» (работа по истории монастырских уставов) в главе «Отшельнический устав» даёт пояснение:  «... Значительнейшими из этих монастырей были Нитрийский, Скитский и Келлиотский. Первый был основан на Нитрийской (νίτρον — селитра) горе (пустынной возвышенности) к югу от Мареотского озера в 40 millia (40 000 шагов) от Александрии..»

     Как видим, ещё в середине 19 века название местности чётко производилось от νίτρον (нитрон) - селитра, а сейчас почему-то от νάτρον (натрон) – сода. Вот так просто, всего лишь заменой одной буковки и затуманен смысл.

     Селитра – стратегическое сырье прежде всего для производства черного (дымного) пороха который был незаменимым вплоть до 1890-х гг. когда началось производство бездымного пороха. Но по официальной истории массовой добыче селитры в 4-5 веках не место, ведь огнестрельное оружие по официальной версии изобретут будто бы только через 1000 лет. Видимо поэтому неудобный факт был замаскирован под добычу более безобидной соды, хотя и о самой добыче очень мало упоминаний, всё представлено так, будто бы 5-10 тысяч человек собрались именно там чтобы просто помолиться, лучше места не нашли.

     На эту тему церковный историк того времени (5 век) Созомен даёт предельно чёткое пояснение: «Эту страну называют Нитриею – селитряною, потому что ей сопредельно место, в котором добывают селитру. Там было немалое число монашествующих, но около пятидесяти монастырей, смежных между собою. В иных было общежитие, а в других жили порознь» (Созомен. Церковная история. Кн. 6. Гл. 3). В статье «Чудо о песке пустыни», основанной на цитатах из ещё одного источника 5 века архиепископа Палладия мы показали что там была именно селитра и свойства её были известны.

     Это пример как уже в 19-20 веках непрерывно смещаются  акценты, нюансы и фактически происходит подлог в истории.

     Для полноты картины приводим выдержку из произведения Руфина Аквилейского (Руфи́н, Тураний или Тиранний Rufinus), церковного писателя 5 века, который сам  долго жил в египетской пустыне (цит. по «Жизнь пустынных отцов. Творение пресвитера Руфина.» / Пер. М. И. Хитрова. Сергиев Посад, 1898. XLIV, 119 стр. переизд.: Загорск, 1991; М., 1997, 2002.), выделение жирным шрифтом – моё.

     "В верхнем своем течении Нил струится в узкой долине между двумя параллельными цепями гор, которые расходятся врозь в среднем Египте, близ Мемфиса. Справа аравийская горная цепь направляется к Чермному морю и Суэцкому перешейку. Левая разветвляется на две большие цепи, из которых одна направляется к озеру Мареотис на юг от Александрии, а другая, называемая Ливийской, скрывается в песчаных равнинах Сахары. Эти горные цепи вместе с прибрежными нильскими холмами образуют две широкие долины. Западная представляет совершенно пустынную песчаную местность без всякой растительности. Арабы называют ее Сухой рекой, может быть, потому, что здесь в глубокой древности протекал один из рукавов Нила. Восточная долина имеет почву, пропитанную селитрой, и несколько соляных озер. Горная площадь в 165 верст разделяет эти долины. Трудно вообразить себе что-либо мертвеннее и печальнее этого пустынного царства... Здесь-то, в этих долинах и обитали иноки нитрийские и скитские.

     Тремя дорогами можно было проникнуть сюда из Александрии. Нелегко было сделать выбор между ними, так как каждая представляла почти непреодолимые трудности для путника. Первая шла чрез озеро Мареотис, по долине, пропитанной солончаками и селитрой – она вела прямо по горе, бывшей средоточием нитрийского иночества. Здесь на пути приходилось проходить глубокие и едва проходимые овраги. Озеро Мареотис грозило бурями и кораблекрушением. Вторая дорога направлялась между берегом Средиземного моря и озером, затем круто поворачивала к югу. Приходилось идти по раскаленным пескам и горным возвышенностям, отделявшим Нитрийскую долину от "Сухой реки". На этом пути нельзя было встретить ни малейшей растительности, ни капли воды... Третьей дорогой служил Нил до Мемфиса или до Арсиноэ. Отсюда уже по суше направлялись во "Святой град". Здесь встречались лужи, образовавшиеся после наводнений и кишившие вредными гадами.

     Обыкновенно путники избирали первый путь, как наиболее краткий. Они благодарили Бога, если им удавалось благополучно переплыть бурное озеро. Но главные трудности были еще впереди: густой соляной туман, стоявший над долиной по ночам, твердел с восходом солнца. Влага испарялась. На земле появлялись осадки в виде изморози. Вся земля покрывалась острыми селитряными иглами, как щетиной. Остроконечные кристаллы кололи копыта лошадей и рвали обувь. Из глубоких солончаков подымались вредные испарения, в них можно было утонуть или задохнуться. Путники выбивались из сил, превозмогая трудности, но – уже виднелась вдали святая гора и можно было различить уже и храм на вершине горы, и пятьдесят обителей по ее скатам и у подошвы, и старинное селение – Нитрию. Это и был "град Господень" или "город святых". Все пятьдесят обителей подчинялись одинаковым правилам и состояли под управлением одного аввы или игумена. Высший надзор принадлежал епископу малого Гермополя. Посад Нитрия населен был булочниками, пирожниками, мясниками, виноторговцами, кормившимися главным образом от путников, прибывавших сюда из дальних стран и нуждавшихся в необходимом отдыхе.

     В многочисленных ущельях Ливийской горной цепи, на расстоянии 12-ти миль от града Господня, ютились уединенные кельи, на таком расстоянии одна от другой, чтобы нельзя было ни видеть, ни слышать друг друга. Сюда уединялись любители совершенного безмолвия с горы Нитрийской. Пещеры, образованные самой природой, подземные хижины или шалаши из листьев служили им жилищем. Но самые строгие подвижники удалялись в Скит, лежавший на 24 часа пути от "града Господня". Скит был расположен среди безжизненной горной равнины, отделявшей Нитрийскую долину от Сухой реки. Один вид этой страшной местности уже наводил глубокую тоску на душу... Нитрийский монастырь можно было бы назвать раем в сравнении со Скитом...

     Нитрийский храм не поражал своей архитектурой. Строители заботились лишь о том, чтобы он мог вместить всех приходивших для молитвы. В Нитрии в конце IV века жило до 5000 иноков, да в кельях около 600, да в Скиту... Все они собирались во храм по субботам и воскресеньям. Если кто-либо отсутствовал, это было знаком, что он заболел. Тогда тотчас после Литургии отправлялись к нему в келью, чтобы навестить.

     На той же горе стояли семь мельниц для перемолки хлеба и монастырская больница. Там же был приют для благочестивых богомольцев, которые могли жить здесь сколько угодно, но с конца первой недели им назначали послушание: кому назначали работу в саду, кому – на кухне и т.п.

     Из Нитрии путники направлялись в царство "келий". Здесь встречали они большое разнообразие. Один жил в подземелье, "в пропастях земных", другой подвизался на вершине скалы. Один не показывался на дневной свет, другой проводил жизнь под палящими лучами африканского солнца. Кто носил власяницу, кто совсем не имел никакой одежды, покрываясь длинными, седыми, как лунь, волосами и бородой и пальмовыми листьями... Но под суровой наружностью у всех в груди билось кроткое, до самоотвержения любящее и сострадательное сердце, а в очах светился высокий, прозорливый ум...

     Во всех местах показывали путешественникам предметы, напоминавшие великих подвижников: деревья, посаженные руками святых, например, бескорыстного Памвы, или Макария Египетского, закрывшего очи Антонию Великому, пещеру, выкопанную великим Серапионом, лестницу, устроенную в скале, лопаты, заступы, простые деревянные или каменные ложа для недолгого сна и т.д."

    Последние абзацы дают некоторое представление об условиях существовании рабов, добывавших селитру. Как ни называй их для благопристойности – иноками, монахами или отшельниками, это были обыкновенные рабы без имени, без права возвращения, клеймёные нательными крестами в прямом смысле этого слова (до сих пор у коптов на запястьях татуировки в виде крестов), подвергавшиеся наказанием бичом, лишением еды и проч.

   Землянки, подземелья, пещеры, хижины, лопаты, заступы, минимум одежды, питание на физиологическом минимуме хлеба и воды, работа по плетению корзин и рогож (теперь нам известно для чего была нужна тара) – такими подробностями изобилуют религиозные тексты с одной маленькой поправочкой – будто бы все эти «подвиги» совершались по доброй воле, из религиозного рвения. На полном серьёзе церковные источники сообщают «монахи сами приковывали себя к скале». Прямо-таки массовое явление унтер-офицерских вдов, которые сами себя высекли. Так трудились монахи рабы «в поле», т.е. в режиме рассеянной мануфактуры. А вот монахи общежительных монастырей дворовые рабы, занимавшиеся общим обеспечением производственного процесса и сервисом для начальства, жили в гораздо лучших бытовых условиях, но зато при казарменной дисциплине (см. «Предтеча всех уставов»).

   "Макарий Великий (или Египетский) был уроженцем Александрии, сыном купца, торговавшего селитрой. Отец послал сына за селитрой в пустыню Нитрию, но Макарий увидел там место, пригодное для молитвы и духовного подвижничества. И он ушел из дома, поселился в безводной, каменистой местности, чем положил начало монашеству в Нитрийской пустыне." (Георгий Коробьин "Святые места Вселенского Православия" журнал "Православный паломник" №1 (3) 2002 г.)

     Примерно через 60 лет с начала разработки селитренного месторождения в Египте, около 398 года десять тысяч обитателей пустынь и пещер Нитрийской и Скитской по какой-то причине были убиты, что зафиксировано в православном календаре:  «В Православной церкви этим святым установлено общее празднование память 10 июля (по юлианскому календарю) — память преподобных пустынников египетских, огнем и дымом уморённых.» Ну откуда в бесплодной, полностью лишенной растительности пустыне, могло образоваться столько огня и дыма, чтобы убить 10 тысяч человек, рассеянных на большой территории? Разве что целенаправленным применением огнестрельного оружия… (чуть было в этом не заподозрили Наполеона-1, но его спасла хронология)

См. также:

Чудо о песке пустыни

вернуться на индексную страницу "Египет до и после"

Категория: загадки | Добавил: igrek (29.10.2012)
Просмотров: 4650
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

  I.Grek © 2017
Конструктор сайтов - uCoz