ГлавнаяРегистрацияВход Arhi-Logos essays
Среда, 20.09.2017, 23:10
Форма входа
Поиск по сайту

Меню сайта

Категории раздела
хроника [98]
ресурсы [71]
вещи и вещества [35]
город [134]
деревня [32]
транспорт [106]
космос [29]
лошади [47]
технологии [76]
деньги [60]
теория [66]
обучение [29]
антропология [52]
этимология [59]
религии [6]
загадки [96]
info [47]
склад [3]
translations [25]

Посетители

Статистика

Яndex, Openstat
Яндекс.Метрика

Поддержать автора
через Яндекс-деньги
через Visa или MasterCard

Главная » Статьи » космос

1961-1963 Психологический карантин для первых советских космонавтов?

Задался вопросом почему генерал Каманин, отправлявший Гагарина в космос на Байконуре, оказался в Куйбышеве раньше Гагарина и встречал его там? Почему Гагарин 4-5 часов после приземления болтался в Энгельсе и не был сразу отправлен в назначенное место?

От кадров и подробнейшей хронологии пребывания Гагарина в Энгельсе после посадки явственно повеяло постановкой когда выяснилось что сразу же после прилета в Куйбышев его поместили на дачу обкома КПСС под усиленную охрану КГБ, а впоследствии туда же привозили и всех остальных космонавтов "Востоков" независимо от места их посадки!

Этот обычай напомнил послеполетный карантин экипажа Аполлона-11 будто бы первого побывавшего на Луне. Спускаемый модуль Аполлона обработали снаружи дезинфицирующим веществом от "лунных микробов" - то ли раствором йода, то ли хлоркой и это после того как Аполлон будто бы спускался со второй космической скорости в облаке плазмы с температурой в тысячи градусов! Цирк с конями :))

Вот они в масках и костюмах биологической защиты выходят из вертолета:

А вот из карантинного бокса общаются с президентом Никсоном:

В этом боксе, находящимся сейчас в музее, также находились на послеполетном карантине экипажи "Аполлона-12" и "Аполлона-14":

А.И. Попов в главе "Меланхолия первопроходцев. На карантин!" на мой взгляд совершенно обоснованно считает что весь этот фарс с надуманными "лунными микробами" сделан для психологической изоляции "космонавтов" от журналистов, специалистов и адаптации ко лжи о "полетах на Луну", дабы не сорвались и случайно чего-то лишнего не сказали: "Первопроходцы приняли на себя самую тяжелую нагрузку. Они создали образ лунной победы. Со временем, когда стало ясно, что мистификация полностью удалась, у "первопроходцев" нервное напряжение спало..."

"Карантинным боксом" для всех советских космонавтов "Востоков"  (с №1 по №6) стала находящаяся под охраной второго управления КГБ гостиница Куйбышевского обкома КПСС:

И до сих пор мало кто знает, что свои первые послеполетные дни первые советские космонавты Гагарин, Титов, Попович, Николаев, Быковский, Терешкова проводили в Куйбышеве (совр. Самара). "Маленький домик на берегу Волги" в неназванном городе, куда их привозили после приземления в Саратовской области, Казахстане, Алтайском крае, имел точный адрес: город Куйбышев, 1-ая дачная просека, загородный гостиничный комплекс обкома КПСС, или, как его называют и до сих пор - "обкомовские дачи".
Официально в истории первых космического полетов Куйбышев стал упоминаться примерно в 1980-х гг. Буквально сразу же после полета Гагарина введена космическая цензура. Запись генерала Н. Каманина от 21 апреля 1961 г.: "На днях в ЦК собирали редакторов газет и журналов и предупредили их, чтобы без моей визы они не печатали ни одной статьи, ни одной фотографии на космические темы. В связи с этим решением меня оглушают непрерывные звонки из редакций и завалили просьбами просмотреть материалы." via

Из записи дневников Каманина за 12 апреля 1961 г.:

Каманин на Байконуре перед посадкой в ракету: "У лифта я крепко пожал Юре руку и сказал: «До встречи в районе Куйбышева через несколько часов». (Он все заранее знал несмотря на якобы нештатную посадку ;)

Все, что написал Каманин о пребывании Гагарина 12 апреля 1961 года в Куйбышеве: "На заводском аэродроме в Куйбышеве нас встретил полковник Чечиянц из Главного штаба ВВС и доложил обстановку: «Гагарин благополучно приземлился в 23-х километрах от Саратова и через несколько минут сам позвонил в Москву. Позже, уже из Энгельса, вместе с Агальцовым они говорили по «ВЧ» с Хрущевым, Брежневым, Вершининым и другими руководителями». К этому времени на аэродроме собралась уже значительная толпа народа. Приехали: секретарь Куйбышевского обкома КПСС, председатель облисполкома, командующий ВВС округа и другие руководители. Прибытие начальства усилило приток рабочих на аэродром с территории завода. Пришлось приказать командиру самолета Ил-14, на котором прилетели Гагарин и Агальцов, зарулить на самую дальнюю стоянку. Не успели мы на машинах подъехать к самолету, как и здесь образовалась большая толпа. Открылась дверь самолета, и первым стал спускаться Юра — он был в зимнем летном шлеме и в голубом комбинезоне скафандра. Все девять часов, которые прошли с момента его посадки в космический корабль до этой встречи на куйбышевском аэродроме, я волновался и переживал за него, как за родного сына. Мы крепко обнялись и расцеловались. Со всех сторон щелкали фотоаппараты, толпа людей нарастала. Возникла опасность большой давки, а Юра хотя и улыбался, но выглядел сильно переутомленным. Необходимо было прекратить объятия и поцелуи. Я попросил Агальцова и Юру сесть в машину и немедленно ехать на дачу обкома. Часа через три из Тюра-Тама прилетели Руднев, Королев, Келдыш и другие члены комиссии.

Дача обкома располагалась на высоком берегу Волги, с балкона третьего этажа открывался прекрасный вид на реку. Часов в десять вечера все собрались за столом. Присутствовали шесть космонавтов, члены Госкомиссии, руководители области. Руднев, Гагарин, Королев, Мурысев, Мрыкин произносили тосты, но пили очень немного — чувствовалось, что все очень устали. В одиннадцать часов разошлись по спальням. Так закончился этот тревожный, радостный, победный день. День 12 апреля 1961 года человечество никогда не забудет, а имя Гагарина навеки впишется в историю и будет одним из самых известных."

Тюра-Там - это место, где находится космодром с вводящим в заблуждение названием "Байконур".

А кто такой Агальцов? Это - прилетевший из Байконура заместитель командующего ВВС генерал-полковник Филипп Александрович Агальцов, который будто бы по пути подхватил Гагарина в Энгельсе, но сначала они долго пытались связаться с Москвой, военная связь, блин, чо уж там, быстро не действует, несколько часов прошло ;)

Ф.А. Агальцов таким образом автоматически становится подозреваемым в доставке Гагарина из Байконура в Куйбышев. Хороший такой дяденька, со всеми необходимыми полномочиями и степенями допуска.

Именно для этого поначалу и была жесточайшая охрана, а также группа психологической поддержки из своих, которая к одновременно на примере первопроходца готовилась к подобным испытаниям.

Просто для сведения: в 1961 году город Куйбышев (совр. Самара) уже был режимным, "закрытым" городом, никакие иностранцы и прочие нежелательные лица туда не допускались по умолчанию.

Свидетельствует оперативник Куйбышевского областного управления КГБ  Сергей Хумарьян: "За несколько дней до 12 апреля 1961 года из сотрудников нашего управления было создано несколько специальных групп, в одну из них включили меня. Задача была поставлена такая: в ближайшее время быть готовым к выполнению необходимого комплекса оперативных и охранных мероприятий, связанных с космосом. Конечно, высшие руководители знали, что готовится полет человека в космос и что именно куйбышевцам предстоит встречать на Земле первого космонавта планеты, но мы, рядовые сотрудники КГБ, ничего об этом тогда не знали – таков был уровень сохранности гостайны. О том, что утром 12 апреля в космос полетел человек, я, как и большинство советских людей, узнал из радиосообщения."

И далее:  "С места посадки в Саратовской области Ю.А. Гагарина сразу же привезли в Куйбышев, на аэродром авиационного завода. Сам его прилет мне увидать не удалось – я в составе своей группы находился в ставшем впоследствии всемирно известным «домике на берегу Волги». Тогда это был просто обкомовский гостевой дом-дача на первой просеке, рядом с Загородным парком. Уже было известно, что именно сюда привезут Гагарина для медицинского обследования и отдыха. 

Всех предупредили: к космонавту с расспросами не приставать: надо было сохранить, не расплескать первые впечатления первого в мире человека, побывавшего в космосе, до первого доклада государственной комиссии. Указание исходило лично от С.П. Королева."

"Небольшой казус случился во время дежурства В.Я. Стрельцова в коридоре дачи. Какой-то невзрачный, полноватый и лысоватый человек среднего роста как-то очень спокойно и уверенно хотел войти в охраняемую комнату. Дорогу ему преградил бдительный Стрельцов. Но тут же сбоку послышался громкий шепот: «Ты что, с ума сошел? Это же Королев!..» via

Сличим с показаниями оперативника КГБ Виктора Яковлевича Стрельцова:

"Когда Гагарина привезли с аэродрома, вид у него был очень усталый. Его сразу увели врачи - раздели, провели обследование, дали немного отдохнуть. Потом в небольшом зале, где на следующий день заседала госкомиссия, был общий обед для всех, кто был в тот день на 1-ой просеке - самый обычный, не банкет. Готовили повара обкомовской столовой. В первый день пропускной режим был исключительно строгим, даже нашего генерала с трудом пропустили на дачу. Не пускали и секретарей обкома партии, исключение сделали только для "первого" - А.С. Мурысева. Журналистов в тот день тоже не было. Все три дня на даче был "сухой закон". Гагарина поместили в одноместном "люксе". Титова, Каманина и всех, кто с ними приехал - в двух-трехместные комнаты. Почему был специальный пост возле гагаринского номера? Дело в том, что Юрию Алексеевичу было строго-настрого запрещено рассказывать о полете до заседания государственной комиссии. Специалисты - психологи из московской бригады объяснили нам, что Гагарин - очень эмоциональный человек, и "выплеснув" первые впечатления, на следующий день может что-то забыть, поменять последовательность событий. Я как раз дежурил возле его двери, когда какой-то человек, очень непарадно одетый - в мятом костюме, усталый - очень решительно попытался отодвинуть меня и пройти к Гагарину. Я не пустил. Он отжимает меня плечом, я упираюсь. Тут подбегают, шепчут мне: "Да ты что, это же сам Королев". Я впервые услышал эту фамилию…" via

Ну вот буквально прямым текстом "специалисты - психологи из московской бригады" (интересно в каком звании, генералы КГБ?) говорят что не надо сбивать его с толку, иначе запутается в показаниях. А их липовые объяснения насчет чрезмерной эмоциональности Гагарина вообще и по поводу "полета в космос" в частности, опровергает по горячим следам академик РАН Олег Газенко:

"— Олег Георгиевич! Каким был Юрий Гагарин, если без идеологического скафандра?
— Самое, может быть, запомнившееся — беседа с ним после полета. Задача моего «интервью» отличалась от тех, что брали у него в это же время журналисты. Мне как врачу нужна была точная картина того, что он видел, делал и чувствовал.
       Меня поразило отсутствие чувственных «подсветок» в его рассказе. Было странное ощущение, что там, в космосе, он не испытал никакого эмоционального шока. Что это потом дорисовали за него журналисты.
А тут — только четкая, адекватная картина. Только хорошо выполненная профессиональная работа. Таков же гагаринской рукой написанный послеполетный отчет. Я недавно его перечитывал. Подлинный текст, а не тот, что когда-то, откорректированный, давался для печати." Новая газета № 25 от 09 апреля 2001 г.

О группе психологической поддержки говорит оперативник КГБ Сергей Хумарьян: "Еще мне запомнилось, как после медицинских обследований Юрий Алексеевич спускался в бильярдную играть. Его партнерами, как мы потом поняли, были ребята из первого отряда космонавтов, которые тогда, конечно, никому не были известны. Потом, когда охраняли последующих космонавтов, мы узнавали их: да это же Титов, Николаев, Попович… Они уже были у нас при встрече Гагарина…"

"В следующем году в гостевом доме на дачной просеке после группового полета отдыхали Андриан Николаев и Павел Попович. Увидеть их тогда мне не удалось, я был в отпуске. Зато в июне 1963 г. здесь собрались Ю. Гагарин, Г. Титов, А. Николаев, П. Попович, которые встречали вернувшихся из космоса Валерия Быковского и Валентину Терешкову. Режим их охраны был гораздо свободнее. Если к первым космонавтам практически никого не пускали, то Быковский и Терешкова даже встречались с участниками областного партийного актива и выступали перед ними. Их гораздо больше фотографировали, и они охотно раздавали автографы." 

"...Быковский и Терешкова были последними космонавтами, которые после полета отдыхали в Куйбышеве." via

О Гагарине Рассказывает полковник в отставке Алексей Федорович Козлов, в те дни – майор, старший уполномоченный второго отдела Управления КГБ по Куйбышевской области. via

"Держался просто и дружелюбно, но несколько замкнуто что ли. До доклада на Госкомиссии ему (и всем последующим космонавтам тоже) было строго-настрого запрещено обсуждать или рассказывать о своих впечатлениях. Даже самую малость. 
Всем, конечно, было очень интересно узнать, что да как, но понимали – нельзя, и вопросов не задавали. 

...В тот первый его приезд я не слышал, чтобы Юрий Алексеевич шутил. Вот когда мы встретились во второй раз, в августе того же 1961 года, когда он встречал здесь Титова, это был совсем другой Гагарин! Смешливый, веселый, сыпал анекдотами. Видимо, в апреле он был весь сосредоточен на пережитом и на предстоящем отчете перед Королевым и Госкомиссией."

Известный журналист "Комсомольской правды" В.М. Песков: "Нас привезли в областное управление КГБ. И тогдашний начальник нас принял, выслушал и говорит: "К сожалению, здесь всем командуют москвичи. Все, чем я могу вам помочь - садитесь в мою машину, чтобы вы смогли доехать до первой просеки. А там уж действуйте сами". Мы приехали на первую просеку, ходим возле забора, а пройти не можем. И тут нам снова повезло - мы увидели генерала Каманина! А он нас знал, потому что в начале апреля "Комсомольская правда" печатала интервью с ним. Он подходит, спрашивает: - А вы здесь что делаете? - а сам улыбается. И Каманин разрешил пропустить нас на дачу и сфотографировать Гагарина.

Гагарин у бильярдного стола, Гагарин на берегу Волги - это все 1-ая просека… Проявляли и печатали снимки в лаборатории КГБ - машина оперативной связи отвозила туда пленки, доставляла на дачу готовые снимки. Так появились в домашних альбомах куйбышевцев фотографии Гагарина с автографами, датированными 14 апреля…

... И вот здесь начинаются вопросы, на которые самые обычные жители Куйбышева (Самары) ответа дать не могли и сорок лет назад. О том, что первый космонавт планеты находился после полета именно в Куйбышеве, знали тысячи местных жителей: солдаты и милиционеры, стоявшие в оцеплении вокруг обкомовских дач; обслуживающий персонал с первой просеки; сотрудники местных гостиниц, куда вдруг нахлынуло огромное количество важных московских гостей. Знали в гарнизонном ателье, где герою сшили за ночь новенькую майорскую форму. Знали, наконец, тысячи рабчих авиационного и ракетного заводов, встречавшие Гагарина 12 апреля на заводском аэродроме из Энгельса и провожавшие его 14 апреля с того же аэродрома в Москву… Альтернативная система оповещения ("одна бабка сказала…") в Советском Союзе всегда работала молниеносно и безупречно - обратите внимание на воспоминания А.Ф. Буркова и Г.С. Титова: и в Энгельсе, и в Куйбышеве о космонавте узнали моментально! Каким чудом эта "бабка" все успевала узнавать и передавать, похоже, навсегда останется неразгаданной тайной советской действительности… Так зачем было прятать то, что спрятать невозможно? И прятать-то от кого? И это было особенно непонятно для куйбышевцев, которые своими руками делали ракеты для космонавтов. Тогда и начала создаваться та официальная история наших космических свершений, где все было исключительно так, как должно было быть - точно, правильно и красиво, где все персонажи непременно были политически грамотны и морально устойчивы, и безусловно преданы делу Коммунистической партии. Как соотносилась эта красивая и правильная история покорения космоса с реальной?via

Первые советские космонавты по порядку слева направо  Гагарин, Титов, Попович, Николаев, Быковский, Терешкова - "Востоки" с №1 по №6: 

последние трое - экипаж "Восхода-1" Феоктистов, Комаров, Егоров знамениты тем, что будто бы летали в космос не в скафандрах, а в спорткостюмах, то есть фото 1964 года до "Восхода-2" с Беляевым и Леоновым. Экипажи "Восходов" уже не возили в Куйбышев.

комментировать в ЖЖ (только для френдов)

статья относится к Шагу 5 индексной странцы "Космический обман"

Категория: космос | Добавил: igrek (29.11.2015)
Просмотров: 3075
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

  I.Grek © 2017
Конструктор сайтов - uCoz