ГлавнаяРегистрацияВход Arhi-Logos essays
Вторник, 24.10.2017, 07:02
Форма входа
Поиск по сайту

Меню сайта

Категории раздела
хроника [98]
ресурсы [71]
вещи и вещества [35]
город [134]
деревня [32]
транспорт [106]
космос [29]
лошади [47]
технологии [76]
деньги [60]
теория [66]
обучение [29]
антропология [52]
этимология [59]
религии [6]
загадки [96]
info [47]
склад [3]
translations [25]

Посетители

Статистика

Яndex, Openstat
Яндекс.Метрика

Поддержать автора
через Яндекс-деньги
через Visa или MasterCard

Главная » Статьи » деревня

Стратегический маневр. Покровский С.Г.

 Представляю Вашему вниманию разработку «Стратегический маневр».

Краткое содержание разработки

        Из исторических свидетельств выявлена традиционная система русского хозяйствования в лесной зоне в циклах ЛЕС-ПАШНЯ-СЕНОКОС-ЛЕС, объединяющем в одних коллективных хозяйствующих руках лесные, речные и сельхозугодия.

         На основании современных научных представлений объяснена логика этого типа хозяйствования. Выявлено, что хозяйственная деятельность по данному циклу не угнетает и не разоряет природные системы, а наоборот способствует росту их продуктивности, расцвету и преумножению всех форм жизни. В том числе увеличению плодородия почв, их развитию.

    Объяснена биохимическая логика феномена получения однократных сверхвысоких урожаев на порубках старых, пораженных грибковым гниением лесов. Сами сверхвысокие урожаи на лесной новине подтверждаются историческими данными. Масштаб урожайности при этом таков, что позволяет создавать в лесной зоне резервную продовольственную базу страны только путем ежегодного введения новых земель в темпе, не напрягающем, но наоборот воспроизводящем лесной фонд и плодородие почв по указанному циклу ЛЕС-ПАШНЯ-СЕНОКОС-ЛЕС с периодом цикла около 100-130 лет.

    Этот же однократный высокий урожай плюс использование простой и надежной паровой и газогенераторной техники на базе лесных энергоресурсов (дров) обеспечивает продовольственный резерв и энергетическую независимость, позволяющие без больших рисков создавать и развивать в глухих застойных лесных массивах автономные многопрофильные внерыночные научно-хозяйственные зоны высокоинтеллектуального возделывания ландшафтов как единых живых биосоциальных систем, - с малой индустрией на технике, развивающейся вверх от уровня 1930-50-х - на сырьевой базе маломощных местных приповерхностных месторождений, - с учетом современных знаний и опыта.

        Указано, что предлагаемый проект является аналогом монастырской хозяйственной колонизации лесных пустынь Севера, Урала и Сибири в 14-17 веках, - но только на вполне современном техническом и интеллектуальном уровне.  Проект является воспроизведением хозяйственной стратегии создания Святой Руси последователями Сергия Радонежского.

     В социальном смысле потенциал проекта позволяет обеспечить востребованность, достойную, интересную и здоровую жизнь десяткам миллионов граждан, лишних в нынешней экономике. Проект позволяет мобилизовать и полезно применить знания и опыт старшего поколения с советским образованием, опытом научной и конструкторской работы.

        Проект существенно ориентирован на реализацию с использованием потенциала традиционного для Руси подвижничества, предоставляя ему морально безупречную многомерную задачу, способную превратить русскую цивилизацию в духовного лидера человечества по меньшей мере на столетие. В частности, исторические и экологические находки, легшие в основу проекта, позволили обоснованно сформулировать концепцию: человек - царь природы, возделывающий жизнь и попечительствующий над ней

           Одновременно проект является ответом на целый комплекс угроз, нависших над Россией: угрозы разрушения южной сельскохозяйственной зоны грибковыми инфекциями, угрозы энергетического голода, угрозы разрушения ЖКХ и др.        

            При наличии понимания и поддержки со стороны правительства, церкви, КПРФ,  администраций областей - проект можно и нужно начинать немедленно - в 2010 году.

            Покровский С.Г.

            Канд.тех.наук, чл.-корр. Международной Академии Общественных наук (МАОН)

 

 

СТРАТЕГИЧЕСКИЙ МАНЕВР

С.Г.Покровский,

канд. тех.наук, чл.-корр. Международной Академии Общественных наук

 

Введение.

          В 2009 году на территории Польши в результате ливневых дождей произошел почти 100%-й замор рыбы в реках Западный Буг и Висла. Анализы показали: промышленные сбросы к этому отравлению отношения не имеют. Рыба отравилась токсинами гниения органических остатков в лесах.

       Смысл понятен. Грибки, обеспечивающие гниение органики, вырабатывают токсины. Старые, загнивающие леса - просто отравлены этими грибками и токсинами.

            В полном согласии с этим одиночным, но масштабным фактом, находится то, что мы наблюдаем повсеместно. Старые леса становятся безжизненными. Исчезает птица, зверь, исчезают подлесок, ягоды. Богатство съедобных грибов сменяется царством ложных грибов и откровенных поганок. Через такие леса даже проходить неприятно.

            Ко времени подоспела книга «Великорусский пахарь» (Милов Л.В. Великорусский пахарь и особенности российского исторического процесса./ М.РОСПЭН -1998)

            Автор, тщательно изучивший архивные документы 18 века обнаружил в них указание на то, как обходились с лесами в великорусских деревнях. Оказалось, что в черновиках учета земельных угодий различаются не только лес и пашня, но и переложный сенокос, сенокосный лес, пашенный лес, дровяной лес, строевой лес. В отличие от Западной Европы не происходило простого расширения пашни за счет сведения лесов, но зато сам лес входил в сельскохозяйственный оборот. Его подсекали, удобряли золой, превращали в пашню. Пашня через некоторое время превращалась в сенокос, снова в пашню, снова в сенокос. Наконец, участок снова засевался лесом. В лес обращались не только новые участки, но традиционные пашенные земли. Происходил полный оборот земельных угодий по циклу лес-пашня-сенокос-лес.

            Экологический смысл этого оборота после событий в Польше становится прозрачным. Старые леса отравляют землю и воду. Их действительно надо рубить и сжигать.

            Но был еще и глубокий сельскохозяйственный смысл. В той же книге обнаружен важный прием земледелия:

     В 80-х годах XVIII в. точно такая же практика существовала и в пределах Тверской губернии. Здесь в Вышневолоцком уезде крестьяне "на новых сечах рожь иногда сеют с ячменем, что называется подсевом . Сжав ячмень, рожь оставляют к будущему году, собирая таким образом два хлеба за одною работою и на одной земле".


     Казалось бы, интереснейший эксперимент качественно связан с позднейшими сдвигами в социально-экономических отношениях, с ростом товарности сельского хозяйства и т. п. Но вот, в документах XVI в., в частности в записках А. Гваньини, мы находим указания в сущности на ту же практику смешанного посева ячменя с озимой рожью. Точно так же здесь после уборки ячменя скошенную рожь оставляли до будущего года. "На следующий год эта рожь бывает так урожайна и густа, что через нее с трудом можно проехать верхом... притом одно зерно дает тридцать и более колосьев" .

            Масштаб урожайности новой сечи впечатляет. В колосе несколько десятков зерен. А колосьев тридцать и более. Урожай сам-1000, сам-2000 и т.п.

            Кроме свидетельств об этом земледельческом приеме история донесла сведения об урожаях, которые в екатерининские времена под Петербургом получал некий ученый монах. У него из одного зерна выходило более 4000 зерен.

            Забытая, но совершенно реальная, исторически проверенная практика получения фантастических урожаев без генетически модифицированных семян, без химических удобрений, без ядохимикатов.

            В то же время очевидным является факт буйного расцвета жизни в молодых лесах на месте старых полей и травяных участков.

            Напрашиваются следующие идеи:

1) Сохранение старых перестоявших лесов от вырубки пагубно для окружающей среды.

2) Лесные вырубки нечерноземной зоны при переводе в сельскохозяйственное использование имеют высокий потенциал продовольственной отдачи в форме сверхвысокой урожайности на новой сечи при использовании технологии подсева.

3) Пропускание лесного фонда после вырубки через период сельскохозяйственной эксплуатации в форме пашни, пастбищ и сенокосов благотворно влияет на последующий рост лесов и наполнение их многообразными формами жизни от съедобных грибов и ягод до птицы и зверя.

4) Масса перестоявших лесов в Нечерноземье, Сибири и на Дальнем Востоке и продовольственный масштаб «эффекта новой сечи и подсева» настолько велики, что подталкивают к созданию масштабных региональных и даже государственной программы по временному переводу лесных массивов в земледельческий оборот.

Логика «эффекта новой сечи»

            Тем не менее фантастический масштаб урожайности на новых сечах требует логического обоснования.

            Сразу отметим, что на широтах Вышнего Волочка и Петербурга, получается, света и тепла для высоких урожаев хватает. Но типичные урожайности современного земледелия скудные - 8-10 центнеров с гектара, несмотря на удобрения. Чего не хватает?

            Обращает на себя внимание то, что используется новая сечь. Чего на ней много? На ней много калийного удобрения - поташа в форме золы, в ней много микроэлементов. Но есть еще один важный фактор. Это те самые грибки, которые поедают древесную массу, разлагают корни. Грибы содержат в своем теле до 26% белка. А белок содержит в качестве основных элементов, помимо углерода, водорода и кислорода, еще серу, азот и фосфор. Грибы, извлекающие эти элементы из древесины, - сами становятся питанием для злаков. Злакам хватает элементов для построения белков своих клеток. Хватает для фантастических урожаев. А сами эти грибки безопасны для злаков. Они специализируются на разложении именно древесной массы.

            Данная логика косвенно подтверждается имевшим место в 1990-е снижением урожайности зерновых на полях Западной Европы. В результате снижения выбросов двуокиси серы и уменьшения выпадения кислотных дождей в почве стало не хватать серы для производства белков клеток сельскохозяйственных культур. Выявилась необходимость внесения в почву и этого элемента в составе минеральной подкормки.

            Теперь появляется возможность набросать схему. Дерево своей глубокой и разветвленной корневой системой растворяет корневыми выделениями минеральные породы и извлекает из них элементы, необходимые для построения белков. Поселяющиеся на корнях и на мертвой древесине грибки строят свои белки с использованием этих содержащихся в древесине элементов. А отмирая - насыщают почву углеродом собственного тела.

            Злаки, посеянные на этой земле, своими длинными(до 1.5-3 метров) корнями дотягиваются до продуктов разложения прежде всего грибков, живших на мелких корнях деревьев. И, безопасно для себя, перерабатывают их в собственное тело. В отличие от медленно разлагающихся корней, грибки представляют собой питание в более удобной, наиболее подготовленной к употреблению злаками форме. В виде готового концентрата элементов, из которых строится белок.

            Свойство злаков колоситься снимает ограничения на масштаб одномоментного использования легко доступного концентрированного удобрения.

            Интересно, что если не воспользоваться грибковым богатством новины, то гигантский запас плодородия, заключенный в ней, не растягивается равномерно на долгие годы. Элементы содержавшиеся в белках убитых корнями злаков грибков, видимо, выносятся фильтрующейся влагой в глубинные слои почвы и становятся недоступны растениям.    

       Существует, однако, некоторая неясность, легко, впрочем,  проверяемая практикой. В исторических сведениях отмечается, что на новине крестьяне обычно в первую очередь сеяли лен. Неясно, следовал ли прием подсева(ячмень с рожью) на новине сразу за вырубкой - или требовал предварительного посева льна.

            Не исключено, что лен - важный участник цикла, без которого нет «эффекта новой сечи». Возможно, например, что он убивает грибницы, делая их уже той биомассой, которая благоприятна для злаков. Возможно убивает некоторые опасные токсины.

Сельскохозяйственный период

    Через несколько лет посевов злаковые растения полностью зачищают землю от грибков, питающихся древесными остатками. А собственные продукты жизнедеятельности злаков и поселяющихся на их корнях и соломе грибковых организмов - доедают травы сенокосов.  Земля очищается от всего, что опасно для роста нового леса. И теперь можно сажать этот лес. Он будет расти изначально здоровым. В молодом лесу, очищенном от токсинов разложения древесины спокойно могут жить насекомые, птицы, звери, для них в течение десятилетий достаточно пищи в виде съедобных грибов и ягод, травы, растений подлеска. 

      Теперь рассмотрим, что происходит в цикле с самими злаковыми. Первоначальный сев их на лесной новине максимально благоприятен. Практически мертвый лес не имеет в земле ни полевых сорняков, ни спор грибков, паразитирующих на злаках, ни склевывающей зерна птицы, ни грызунов, покушающихся на поля. Большие лесные массивы ограждают новые поля от возделываемых давно и пораженных вредителями. С годами местность по краю полей обживается птицами, которые могут приносить на себе споры грибков, семена сорняков. Споры грибков могут переноситься ветром и выпадать с дождями. За несколько лет возникают очаги серьезного заражения полей грибками, проявляющимися в колосьях. А грибки, живущие в земле, обладают способностью к матированию, модификации, приспособлению к новому типу питания. В частности, происходит отравление земли токсинами этих грибков, снижающими плодородие злаков.

     Это хорошо можно продемонстрировать на примере уже других, черноземных степных почв. Богатые почвы через сколько-то лет эксплуатации становятся бесплодными. Но именно эти самые бесплодные земли максимально пригодны для выращивания гречихи. С одной стороны, она на них дает хороший урожай, с другой стороны - за сезон воспроизводит плодородие почвы. Это прямая подсказка: гречиха питается ровно тем, что делает землю бесплодной для злаков. Черноземы в недостатке общего плодородия не заподозришь. Следовательно, потеря плодородия - это отравление, с которым за сезон справляется гречиха.

     В более северных лесных краях для возделывания гречихи не хватает теплого периода. Здесь землю восстанавливают посадками гороха. Но вот роль гороха сводят преимущественно к накоплению в почве азота грибками, поселяющимися на его корнях. Не исключено, что работает еще и эффект детоксикации, подавления почвенных грибков и микроорганизмов. Но в данном случае это исключительно догадка, - повод к исследованию взаимодействия гороха с почвенным живым миром.

  Тем не менее, воспроизводство плодородия с помощью гороха и иных бобовых - является кратковременным и незначительным  Наиболее полномасштабным восстанавливающим процессом является посадка леса. Лес полностью зачищает территории от вредителей земледелия от грибков до грызунов.  

            Сколько лет имеет смысл держать землю в земледельческом использовании. Исторический материал показывает, что в староверческих лесных уездах северо-запада Черниговской губернии (ныне юго-западные районы Брянской области) подсека использовалась в качестве пашни в течение не более 7-8 лет. Следует отметить, что эти районы отмечались еще и как гречкосеющие. Крестьянство здесь знало и использовало свойство гречихи восстанавливать плодородие.

            Тем не менее, подсеки выводились из пашенного использования, а после некоторого времени использования их в качестве сенокосов - снова засевались лесом. При этом на пашенных полях всего севера губернии поддерживались самые высокие по Черниговщине урожаи ржи. Более высокие, чем урожаи пшеницы на более богатых землях южных уездов губернии. В среднем сам-10. Тем не менее, само подсечное хозяйствование в начале 20 века было не сплошным, а только подсобным. Т.е. средняя урожайность складывалась из высокой на подсеках и низкой на прилегавших к постоянным поселениям нивах, проходивших через обычный трехпольный севооборот.

Развитие почвенного слоя           

            Если хозяйство не товарное, то все основные элементы для построения белков в форме навоза, растительных и животных остатков в конце концов возвращаются почве в данном месте. И оказываются в приповерхностном слое в удобном для питания растений виде. Они уже извлечены древесными корнями из глубин, до которых не могут дотянуться ни травы, ни злаки, ни тем более мхи. Почва становится богаче. В ней находится место для жизни новых форм: червей, насекомых.

        Если не допускать длительной эксплуатации зачищенных участков «на износ», то углерод и прочие важные для построения белков элементы, извлеченные из глубины лесом, накапливаются в верхних слоях почвы. А новая лесопосадка задерживает их вымывание водой. Циклическое лесохозяйственное и сельскохозяйственное использование земли позволяет накапливать живую почву.

           Резонно предположить, что черноземные площади Владимирского Ополья и района Каргополя на севере, являющихся древними центрами русского земледелия, - это свидетельства грамотного циклического природопользования человеком. Что это резерв плодородия, доставшийся нам не милостью природы, а унаследованный нами от предков.

         Такое понимание почвообразующей роли человеческого труда, правильно организующего циклы использования  позволяет вырабатывать концепцию продвижения лесов и земледелия на Север и Восток, в частности, в зону вечной мерзлоты.

           Предложенная схема логична, вполне соответствует практическим наблюдениям и историческим свидетельствам.

Из схемы вытекают следствия:

1) Разрыв земельного фонда на лесной, сельскохозяйственный и речной - неправомерен. Он разрушает сложившийся в предшествующие столетия цикл смены форм жизни, угнетает саму жизнь. Делает бесплодными поля, безжизненными леса и реки.

2) Разрыв земельного фонда делает бесперспективным само земледельческое использование территорий лесной зоны. Функция леса как естественного средства повышения плодородия и очистки земель от вредителей сельского хозяйства, оторванная от практики земледелия, требует замены себе через применение покупных удобрений и ядохимикатов, что делает нерентабельным или низко рентабельным земледелие даже в черноземной зоне.

Энергетика, транспорт, производство, наука

      Кроме того, что лес, как выяснилось, может быть естественным средством повышения плодородия и зачистки территорий от вредителей, у него есть еще важная характеристика. Древесина, вырабатываемая на сечах, - является прекрасным местным энергоносителем. По канадским данным углерод, аккумулированный в фитомассе лесов в возрасте 100 и более лет стабилизируется на уровне около 450 тонн/га. Это около 900 тонн собственно древесины, имеющей теплоту сгорания в пределах 2000-3000 ккал/кг, что всего в 4-5 раз меньше, чем у нефти. Практически гектар вырубки гарантирует энергоресурс, равный энергоресурсу около 200 тонн нефти или нефтепродуктов. При цене покупки дизтоплива около 20 руб./кг - это 4 млн. рублей. Даже при черноземных урожаях до 80 ц/га и закупочной цене тонны зерна 5000 рублей это эквивалентно продаже всего урожая в течение 100 лет. 

    Совершенно очевидно, что в перестоявших, начавших гнить лесах количество древесины нетоварного качества: ветвей, коры, кривой и подгнивающей древесины, валежника, несортовой по породам и по толщине стволов - чрезвычайно велико. В лесохозяйственном использовании - это засоряющие землю отбросы или подсобное топливо, непринципиальное для леспромхозов. При сельскохозяйственном использовании лесных посек населением, живущим рядом с этими посеками, указанный топливный ресурс способен обеспечить население не только дровами для отопления, но и топливом для малых локальных паровых электростанций, для паровых и газогенераторных двигателей. Для энергообеспечения не только быта, вспашки земли, переработки собственно леса и продуктов земледелия, но и для создания малых производств, обслуживающих нужды технического и научного развития на земле. В то же время нарабатываемая зола служит как удобрением, так и ценным сырьем для мыловаренного, стекольного производств. Может быть использована для производства щелочи, отбеливающих льняное полотно составов, для других более сложных процессов.

            Как было сказано, фантастически высокий урожай новины при технологии подсева уже с одного гектара способен обеспечить достаточный запас зерна для продовольствия и корма животных  для десятков человек. Постепенный ввод лесных площадей в среднем по гектару с каждого квадратного километра застойных лесных массивов обеспечивает топливом, стройматериалами и продовольствием население плотностью до 100 человек на кв. километр.  При этом соблюдается цикличность смены растительности раз в 100 лет.

       В настоящее время только на европейской части России каждая третья деревня находится в зоне с плотностью населения менее 5 человек на кв.км, еще треть в зоне с плотностью населения 5-10 человек на кв. км. Необходимость привязки этих территорий к нефтяному моторному топливу и к удобрениям, а через них к рынку, происходящая из-за отрыва лесного хозяйства от сельского - делает нерентабельными любые формы коллективного ведения сельского хозяйства на этих территориях. Проблему усугубляет бездорожье, на долгие месяцы отрывающее многие территории от цивилизации.

     Соединение лесного хозяйства с сельским и речным в частности за счет подключения энергоресурса древесины застойных, порой недоступных лесов, - позволяет создавать в глухих районах Нечерноземья, Сибири и Дальнего Востока районы, живущие практически на полном самообеспечении, включая производство льняной и суконной одежды, кожаной и валяной обуви, производство мебели и стройматериалов, стекольное производство. И вплоть до малой авиации из материалов деревообработки на моторном топливе из продуктов лесохимии. Не исключено создание доступной малой металлургии на основе местных маломощных месторождений руд различных металлов, включая болотные руды и рассеянные металлы, концентрирование которых возможно биологическими средствами.

      Соединение лесного, речного и сельского хозяйства в единый сознательно управляемый человеком через хозяйственную деятельность био-социальный комплекс, в котором резко повышается внимание к грибковой форме жизни как к важному, но мало исследованному звену, соединяющему лесное и сельское хозяйство. Этот вопрос, требующий научного исследования в каждом ландшафте, настоятельно требует выдвижения науки собственно на уровень хозяйств указанных био-социальных комплексов. А существующие формы связи в первую очередь через интернет - позволяют науке быть во взаимно полезном рабочем контакте с наукой других регионов, с университетами и научными центрами. Интересно, что необходимость развития глухих лесных районов преимущественно за счет собственных ресурсов потребует развития не только биологических, но и геологической, химической, строительной, энергетической и других технических наук на местном уровне, в тесном взаимодействии друг с другом и с практикой.

    Фактически это обеспечивает маневр в сторону перспективы интеллектуализации и малой индустриализации глубинки. 

Человек

            Как видим, наши предки, если не понимали биологической и химической сути того, что делали, - все-таки веками поддерживали весьма грамотный способ хозяйствования на земле, включавший в себя длинные циклы оборотов пашни, сенокосов и леса. Заодно, видимо, очищали и берега рек от деревьев, которые загнивая, были способны отравлять реки. Во всяком случае еще в 60-70-е годы берега рек и озер около деревень представляли собой чистые, поросшие мягкой травой-муравой лужайки. А дно рек и озер было чистым от ила. Соответственно реки были богаты рыбой.

            Но во всем этом процессе самый важный - человек. 

            Без топора и огня - лес замирает в устойчивом равновесии умирания и нового роста на столетия. В лесной пустыне необжитой сибирской тайги темп аккумуляции углерода составляет 90 кг в год на гектар. Этот лес с трудом может прокормить одного человека на квадратном километре.

     А там, где человек зачистил землю от леса, убил гнилостные древесные грибки злаками,  а потом засеял новым лесом, жизнь буйно расцветает во всех ее формах, типичных для данного ландшафта.

      На философском уровне это означает, что человек возделывал саму жизнь. Причем циклическое наполнение почвы растительными остатками и грибками различных видов, судя по всему - было, как мы выше отметили, - почвообразующим фактором.

    Но такое место человека в природе - не извечное. Первая цивилизация, освоившая воспроизводящее плодородие земледелие - трипольская. С нее началась неолитическая революция.

   Способы управления плодородием земель в степной и лесостепной зоне свои. Конкретно какими приемами пользовались трипольцы, сказать затруднительно. Но факт длительного(до 70 лет) проживания поселенцев на одном месте археологически установлен. А за это время пашня несколько раз должна приходить в упадок.

  В последующем воспроизводящее плодородие земледелие с Русской равнины не уходило тысячелетиями.

   Для лесной зоны - фактического места формирования великорусской нации мы разобрались в сущности того типа хозяйствования, который и создал великорусскую нацию. Великорусская цивилизация и донесла до нас сущность неолитической революции.

      В неолитическую революцию произошел качественный скачок в развитии самого человека. Из человека присваивающего, обирающего природу, человек превратился в человека воспроизводящего - воспроизводящего жизнь на возделываемой им земле. В хозяина и покровителя всего живого, что есть на ней.

            Это совершенно другая психология. Это психология вдумчивого, ответственного отношения к жизни. Труд на земле становится священной обязанностью перед всем живущим. Домашние животные - помощники в этом. Дикие животные - опекаемые братья меньшие. Которых надо зимой и подкормить, и по паводку на лодке деда Мазая перевезти на сушу. Такому человеку животный мир доверяется. Признает в нем царя над собой. Этот человек просто по способу пребывания в мире - исследователь, внимательный наблюдатель, осторожный экспериментатор, глубокий аналитик. Он находит свои способы управления жизненными процессами для каждого ландшафта. Он коллективист. Потому что в одиночку большое дело возделывания жизни не делается. Сам человек живет только часть цикла оборачиваемости земель. И может никогда не увидеть результата. А свое дело в цикле сделать надо. Умирать собрался, а хлеб сей.  

            Наоборот, человек, описанный Марксом и Энгельсом, - это человек присваивающей психологии. Сколько ни дай ему природа - все мало. Соответственно и друг другу присваивающий человек - волк. Совместное проживание - конкуренция, кто больше сможет ухватить. Проигравший - погибает. А уж если коммунизм, то это тогда, когда всего настолько много, что всем хватает и еще остается. 

          От анализа сельскохозяйственных и лесохозяйственных проблем мы автоматически перешли к идеологии. По сути нам удалось нащупать то, что называется русской идеей. Ни много, ни мало: русский человек - царь и попечитель природы, ответственный за возделывание на земле жизни в ее менее разумных, менее универсальных формах. Он бог для всех этих живых форм. Он воспроизводит и плодородную землю, и чистую живую воду.

  А для того, чтобы это не прекращалось от поколения к поколению, он в первую очередь воспроизводит человека. Борется с соблазнами присваивающего существования, делающими его дикарем, а потому оставляющим окружающую жизнь на произвол судьбы. Без царя во главе.

        К сожалению, сейчас мы имеем ситуацию потери представления о заботливом, охватывающим всю жизнь, как целостную систему во главе с человеком, хозяйствовании - на уровне государства, науки, образования. На уровне самого мировоззрения, разрывающего целостный мир на узкопрофессиональные ниши. Мы пошли на поводу у западной - присваивающей цивилизации. Соответственно, теряем сельское хозяйство, теряем реки, теряем мораль, теряем самих людей. Люди, отчужденные от жизни ландшафтов как целого, от управления этой жизнью, - отчуждаются и от своего завоеванного неолитической революцией места на Земле.

            Суть маневра с возвращением ландшафтов как целостных систем под хозяйственное, научно обоснованное бережное управление человеком - в возвращении человеку собственно человеческого места, а земле - заботы и попечительства.

            Как ясно из изложенного, сведение застойных лесов, использование их энергетического потенциала и созданной ими почвенной органики, - не только не ухудшает экологическую обстановку, но и способствует ее улучшению. В то же время наделяет человека быстро нарастающим за счет человеческого труда возобновляемым энергетическим и продовольственным ресурсом. Предоставляет человеку широкий простор для творческого и интеллектуального роста через развитие техники, биологических и других технологий на местах, - без отрыва от хозяйственной практики и поверяющей правильность его решений жизни ландшафтных систем.

            Одновременно человек получает возможность возвращения к жизни во всей ее полноте.

Своевременность маневра

            В настоящее время мы имеем дело с катастрофой хозяйствования на земле лесной зоны. Нечерноземье преимущественно прекратило земледелие. Пашня зарастает лесами.  Лес наступает на реки, делая их безжизненными. В то же время огромные пространства заняты переспевшими, застойными лесами.

            Сельское хозяйство сосредоточилось в степной черноземной зоне. Но там тоже не все ладно. Во многих случаях хозяйство становится монокультурным. Например, на юге Воронежской области под действием экономического фактора прекратились посевы пшеницы и других злаков, зато идут посевы подсолнуха по подсолнуху. - На масло. Упрощение хозяйствования - становится условием накопления вредителей и опасных поражений растений. В частности, спорынья активно наступает на площади, засеиваемые по крайней мере рожью. В крупных субъектах федерации количество ржи, прием которой был отклонен из-за превышения норм загрязнения спорыньей в последний год существования Росхлебоконтроля - составляло сотни тысяч тонн. Современный уровень поражения ржи спорыньей, полагаю, никто уже не контролирует. Последние данные - 2004 год.

   Фактически поля степной и лесосстепной зоны земледелия - готовы к катастрофе. Один-два влажных нежарких года, небольшие задержки с севом из-за финансовых неурядиц, - и урожай становится непригодным ни в пищу людям, ни на корм скоту и птице. Но погодные условия, способствующие заражению грибковыми заболеваниями культурных злаков - одновременно способствуют и грибковым заболеваниям пастбищ и сенокосов. Вместе с зерновым хозяйством обрушиться может и животноводство с птицеводством. Массовые грибковые отравления птицы на птицефабриках Украины и юга России - современная реальность.  

      При этом лесная зона от европейского Нечерноземья до Дальнего Востока обезлюдела. А в городах и малых поселках десятки миллионов людей влачат жалкое существование без работы и без перспектив. Но даже для работающих жизнь утратила привлекательность, потеряла высокие смыслы. Одновременно происходит неотвратимая деградация жилищно-коммунального хозяйства, на восстановление и поддержание которого средств уже не будет никогда. Его можно сносить и заменять новым, но для многих населенных пунктов это не имеет смысла потому, что утрачен смысл существования самих населенных пунктов как индустриальных моногородов.

     Параллельно год за годом исчерпывают свои ресурсы объекты электроэнергетики. Неполная замена которых на газовые ТЭС в постсоветский период исчерпала возможности - лишнего газа в России больше нет.

     Над Россией нависла угроза комплексной катастрофы продовольствия, энергетики и разрушения ЖКХ. Одновременно нарастает катастрофа снижения интеллектуального и морального уровня подрастающей молодежи - попросту по причине отсутствия определенных перспектив использования их знаний и интеллекта. Современная политика импорта западных технологий не повышает, а только снижает интеллектуальные требования к их пользователям.

       Маневр соединения лесного, сельского и речного хозяйств в единые биосоциальные комплексы, требующие большого количества осмысленного человеческого труда и отзывающиеся на этот труд быстрым улучшением качества жизни, ее интеллектуального и материального наполнения, повышения ее разнообразия, - позволяет достаточно быстро решить целый комплекс проблем.

1) Проблема продовольственной безопасности. Стерильные в отношении опасных грибковых заболеваний застойные леса глубинки - способны за счет накопленного биоресурса и выявленного метода подсева на новине - быстро решать проблему продовольственного обеспечения страны - в случае катастрофы сельского хозяйства степной зоны.

2) Проблема избытка ненужных в нынешней экономике людей. Предлагаемый вариант в считанные годы способен поглотить и приставить к делу многие десятки миллионов людей. Решить вопрос их продовольствования, одежды, обеспечения жильем, теплом и здоровым образом жизни.       

3) Проблема экологии. Происходит обновление лесов, очистка рек, злаковая растительность очищает почву от токсинов разложений древесины застойных лесов. Очевидным образом происходит уход от повсеместного использования пластиков и синтетических материалов, захламляющих окружающую среду и плохо поддающихся переработке. Происходит перестройка потребления на материалы, легко и безопасно возвращаемые окружающей среде или перерабатываемые в качестве сырья и топлива для близко расположенных производств

4) Проблема запустения территорий и перенаселенности городов. Решается очевидным образом за счет предоставления возможности более интересной, здоровой и полноценной жизни. В настоящее время город потерял привлекательность многообразия возможностей - он стал скучен. Собственно городские удовольствия: театр, кино, выставки, музеи - перестали привлекать. Зато интернет полностью решает вопрос удовлетворения информационного голода.

5) Проблема сокращения населения. Отвязка от вынужденной привязанности городского населения к покупке средств существования в торговой сети, отвязка от ограничений на жилую площадь в городских квартирах - снимает главные препятствия росту рождаемости.

6) Проблема воспроизводства человека. Многообразие возникающих задач, их практическая востребованность, жизненность и перспективность, - сами являются воспитателями. А наличие в стране пока еще значительной массы людей 45-60-летнего и более возраста с полноценным советским образованием, научным и инженерным стажем, советской трудовой практикой, - позволяет широко вовлекать эти знания и опыт в обучение и воспитание людей, в первую очередь молодежи.

    Вместо характерного для современного общества высвобождения человека от труда и мышления - проект требует расширения присутствия человека, его физических и интеллектуальных усилий повсеместно. 

7) Идеологическая проблема. В ходе данной разработки мы решили вопрос вооружения людей самой передовой и самой высокой идеологией. Человек как царь и попечитель всего живого, возделывающий саму жизнь на земле. - Эта идеология преодолевает тупики марксизма, потребительского общества - и фактически выводит русский народ на место морального и интеллектуального лидера человечества, вооруженного высокой и благородной идеей развития на сотни лет вперед. Причем эта идеология - не химера разума, а опирается на явно достойное место русского человека в лесном биоценозе России. Идея, которая быстро поверяется практически, а ее преемственность доказывается исторически. Эта идеология оказывается христианской. В частности, сама колонизация лесных пустынь, начавшаяся с техникой топора и сохи в 12 веке, получила самое бурное развитие после Сергия Радонежского - и до 17 века. Староверческое освоение лесной зоны - продолжалось и в 19 веке.

Фактически решается самый больной вопрос бессодержательности и безыдейности жизни народа, остро вставший еще в 70-е годы, а в дальнейшем ставший главным признаком постсоветского безвременья.

Современный смысл жизни как стяжания богатства и покупных удовольствий, возвышения человека над другими за счет денег - автоматически получает статус маргинального, низкого, никчемного, - удела человеческого отребья.

8) Проблема возобновления научно-технического развития. Небольшое отступление к базовой технике 30-50 годов - при наличии знаний и возможностей 21 века, - позволяет освободиться от пут техники и технологий, спрятанных за патентами и «ноу-хау» западных фирм, включающей запрограммированные поломки после окончания гарантий, исключающие независимый сервис, - и вернуться к уровню техники, описанному надежным системным знанием. А потому не имеющему преград для возобновления  стремительного развития с учетом опыта и грубых ошибок научно-технических, социальных и политических выборов последней трети 20 века.        

9) Проблема кадров. Задача развития в предложенной разработке решается понятным образом, с помощью понятной и легко создаваемой техники. Ее решение упирается в преодоление психологического барьера и препятствий(в т.ч. юридических) со стороны нынешней коррумпированной государственности. Маневр тем не менее абсолютно чист морально, понятна его долгосрочная перспективность. Поэтому вокруг задачи по его реализации могут объединяться подвижники из всех социальных слоев, из всех национальностей. Проект не препятствует союзу патриотов-государственников, ученых, коммунистов, староверов и православных РПЦ. Проект позволяет провести мобилизацию лидеров с благородными убеждениями плюс честных людей, преимущественно молодых, не готовых к лидерству, но готовых поддержать лидеров в качестве учеников и последователей. Позволяет привлечь к штабной работе и к оказанию научно-технической, финансовой, культурно-образовательной помощи проекту людей, которые в силу разнообразных причин не в силах или не в праве надолго оторваться от городов, от своей работы, службы, бизнеса. Тем самым выявляются, подчиняются благородной цели и связываются организационно многообразные скрытые и деморализованные кадры. Тем самым формируется и проявляет свои деловые, моральные и интеллектуальные возможности армия резерва кадров российского государства.  

10) Проблема текстильного суверенитета. Важной проблемой России является разрушение как льноводства, так и льнопереработки. Россия практически осталась без суверенного источника сырья для текстильной промышленности. Использование новых сечей в качестве полей под лен и общая натурализация потребления в комплексных лесных хозяйствах позволяет преодолеть главную проблему восстановления льноводства - нерентабельность производства льна в капиталистических формах льноводства. Стерильность почв новых вырубок в отношении вредителей и носителей болезней льна и богатство их органикой и элементным составом - гарантируют высокую урожайность без применения тонких агротехнологий. Сама техника текстильной промышленности в стране осталась на уровне разработок 40-60-х годов и позволяла осуществлять производство непосредственно в местах произрастания льна.

Особенности проекта

            Принципиально важной особенностью маневра является то, что он не претендует на устранение каких-либо социальных слоев или экспроприацию их собственности. В отличие от укоренившегося в общественном сознании представления о невозможности крупных социальных сдвигов без политической революции.

           Главным ресурсом развития его является использование ровно того, что современное российское общество не способно использовать. Глухих, перестоявших коммерчески неинтересных лесов. Людей, которых нечем занять или которым общество не может предоставить достойных условий жизни и труда.

          Проект в ходе его перерастания в масштабный маневр, позволяет снять с шеи государства заботу о том, о чем заботиться не хватает средств. О чем заботиться сегодня невозможно без превращения людей в иждивенцев.

      Проект позволяет создавать резервную самодостаточную экономику, которая не зависит от кризисных явлений в мире, резервную крупномасштабную продовольственную базу, резервную энергетику, резервную промышленность, воссоздать массовую науку. Позволяет России как целому экономить средства, расходуемые на импорт продовольствия, потребительских товаров, позволяет снизить нагрузку на крупную энергетику, на поддержание порядка в грозящих социальными взрывами неблагополучных городах.

            Суть проекта легко объясняется. И за ним не усматривается никаких нечистых умыслов.  Не просматривается ни одного благовидного предлога сопротивляться движению в этом направлении.

            Еще одной важной отличительной особенностью проекта является то, что он чисто русский. Главный материальный ресурс развития - гигантские запасы бросового леса, причем на территориях, где еще недавно кипела жизнь. Он возвращает жизнь этим территориям. Сейчас это одна из болевых точек национального самосознания. Базовые территории формирования великорусского народа вымирают. И поделать с этим никто ничего не может. Проект представляет собой реалистичную программу спасения этих территорий. И потому имеет потенциал быстрого превращения в святое общерусское дело. В дело, равное по достоинству отечественной войне.  

            Важное условие реализуемости проекта - наличие массовой универсальной образованности по крайней мере старшего поколения, позволяющей понимать и логику экологических систем, и логику техники. Не сложных систем типа ракет, энергосетей и атомных электростанций, которую надо изучать годами, но все равно для их обслуживания нужна согласованная работа профессионалов десятков специальностей. А именно той техники, с которой эти сложные системы начинали свой разгон: паровая машина, карбюраторный двигатель и дизель, электрогенератор и электродвигатель, резьбовое соединение и гидравлический пресс - того, что может подчиняться уму и рукам одного человека. Этот ресурс не вечный. В середине 90-х американские инженеры-механики проявляли явное непонимание того, как работает простейший трансформатор. У нас - хотя бы в старших поколениях, - до такой узости взгляда на технику дело пока не дошло. Сколько-то лет в запасе еще есть. У американцев и европейцев этот потенциал уничтожен давним мозаичным образованием, в России он еще есть. При утрате этого потенциала автономность становится возможной только на уровне топора, сохи и масляной лампады в качестве источника света.     

            Другое важное имеющееся пока условие - наличие унаследованной от советского периода индустрии, позволяющей справиться с задачей воспроизводства ретро-техники.

        Важнейший специфический фактор - сугубо русская приоритетная именно в русском национальном сознании требовательность к моральной чистоте проекта, к его праведности по отношению к людям, земле и всему живущему на ней.  Не приоритет успеха и выгоды, а приоритет праведности. Проект праведный, как по отношению к природе России, так и по отношению к людям.

       Наконец, он предлагает людям не в игрушки играть. Он требует от людей подвига отречения от соблазнов успеха в потребительском обществе, подвига перелома собственной лени и подвига  строительства почти с нуля целой цивилизации. И в этом смысле он находится в полном соответствии с русской душой. Соответствует масштабу духовных запросов русского человека. Русский человек не может удовлетворяться торговой палаткой или ролью винтика в сложной и непонятной системе. Такая перспектива унизительна для него. А вот задача построения целого мира от Атлантики до Тихого океана - это ровно то, чего русским остро не хватает. - Для начала. Чтоб войти во вкус. А там можно и к Луне, и к Марсу.  

            Ровно такого масштаба задачи сегодня не хватает для того, чтобы в переломить современную общую деморализацию российского общества. У проекта «Стратегический маневр» такой потенциал есть.     



Источник: http://edgeways.ru.mastertest.ru/public/index.php?doc=142
Категория: деревня | Добавил: igrek (28.04.2016)
Просмотров: 730
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

  I.Grek © 2017
Конструктор сайтов - uCoz