ГлавнаяРегистрацияВход Arhi-Logos essays
Пятница, 24.11.2017, 14:16
Форма входа
Поиск по сайту

Меню сайта

Категории раздела
хроника [98]
ресурсы [71]
вещи и вещества [35]
город [134]
деревня [32]
транспорт [106]
космос [29]
лошади [47]
технологии [76]
деньги [60]
теория [66]
обучение [29]
антропология [52]
этимология [59]
религии [6]
загадки [96]
info [47]
склад [3]
translations [25]

Посетители

Статистика

Яndex, Openstat
Яндекс.Метрика

Поддержать автора
через Яндекс-деньги
через Visa или MasterCard

Главная » Статьи » город

Смоленск: некоторые загадки войны 1812 года
     Смоленск находился на ключевом месте речных путей "из варяг в греки" в верховьях Днепра, на пересечении Днепровского, Западно-Двинского, Волховского и Волжского торговых путей. Поэтому не удивительно, что за контроль над этими путями могли сражаться разные группировки, а город подвергаться нападениям и осадам. 
 путь из варяг в греки
Волховский торговый путь из варяг в греки через Смоленск
 
     Удивительно другое - во-первых, странная периодичность осад Смоленска производившаяся раз в сто лет:
в 1514 году войсками Василия III
в 1611 году войсками Сигизмунда III
в 1812 году - войсками Наполеона I, после чего вроде бы никаких штурмов смоленской крепости не было.
Смоленск крепость
считается что на гравюре изображена осада Смоленской крепости войсками Сигизмунда III в 1609-1611 гг.
 
    При более внимательном рассмотрении создается впечатление, что как минимум два штурма смоленской крепости - в 1611 году войсками Сигизмунда III и в 1812 году - войсками Наполеона I - являются описаниями одного и того же события с разных сторон, имеющих разные летописные шкалы. 
 
     Дело даже не в аналогиях осадной техники, оружия и формы войск на показанной гравюре с заявленными в 1812 году, в конце-концов гравюра могла быть выполнена в 19 веке художником так, как он представлял себе события исходя из своего личного опыта. 
 
     Совсем другое странно. По утверждению официальной истории войны 1812 года крепость Смоленска находилась по сути в том же состоянии, в котором она была построена при Борисе Годунове, в частности, "ни стены, ни укрепления не имели необходимых фортификационных сооружений для размещения артиллерии, поэтому оборонительные бои произошли преимущественно в предместьях". Какова подготовка к войне? И это притом что будто бы при Бородино в чистом поле сумели быстренько соорудить земляные валы для расположения артиллерии, пресловутые "Багратионовы флеши".
 
    Вот ещё описание штурма Смоленска в августе 1812 года: "Французы овладели предместьями, однако не могли продвинуться дальше старой крепостной стены. Наполеон велел артиллерии пробить брешь в стене, но эта попытка не удалась, хотя местами палили из пушек почти в упор. По воспоминаниям графа Сегюра осколки 12-фунтовых ядер рикошетили в ров перед стеной, вынуждая русских покинуть это укрытие." Фееричная картина. Русские войска сидят во рву перед крепостью, а над их головами "палили из пушек почти в упор", но в ответ никто не стреляет поскольку "ни стены, ни укрепления не имели необходимых фортификационных сооружений для размещения артиллерии".
 
     При дальнейшем изучении темы возникает странное ощущение что и времена Бориса Годунова не просто совпадают с 1812 годом, но и сами события 1812 года произошли гораздо позже.
 
    По официальной истории после штурма 1812 года в крепостной стене Смоленска осталось три пролома, но мы для краткости сосредоточимся только на одном, где происходили одни из главных событий, у Молоховских ворот (иногда неправильно называют Малаховскими) что в районе современной площади Смирнова. 
Цитаты: 
     "На второй день сражения, 5 августа, французская армия центральный удар наносила в направлении Молоховских ворот силами пяти дивизий Даву. До позднего вечера защитники города отбивали одну атаку за другой. Это был один из самых кровопролитных дней в истории Смоленска. Защита города во второй день сражения была возложена на корпус Д.С. Дохтурова и дивизию П.П. Коновницына. Они сумели опрокинуть неприятеля, который завладел Молоховскими воротами, и продолжили преследовать бегущих французов."
 
    "В исходе 5-го часа пополудни неприятель предпринял решительную атаку, ворвался в Малаховские ворота, но был отброшен подоспевшими подкреплениями. Наполеон, прекратив атаки, выдвинул 100 орудий, которые громили город в течение всего вечера."
 
    За Молоховскими воротами когда-то находился загадочный памятник подполковнику Энгельгарду, поставленный в 1835 г. на месте, где он будто бы был расстрелян французами. Это первый памятник, появившийся в Смоленске в связи с войной 1812 года, неясно почему в действительности установленный и почему убранный, но нам он потребуется в первую очередь как ориентир.
 
     К сожалению, пока не удалось установить год издания цинкографии А. Маркса, озаглавленной "Молоховскiе ворота и памятникъ Энгельгардту":
   Слева внизу, в неглубоком рву перед крепостной стеной виден памятник Энгельгардту, справа - Молоховские ворота, за ними видна сигнальная Маховая башня, которая иногда неправильно называется Моховой. Виден тот самый пролом в крепостной стене, который похож на последствия подрыва мощной миной, а также следы интенсивного артиллерийского обстрела крепостной стены ядрами. На фотографии (дата тоже пока не установлена), сделанной с тем же ракурсом, и чуть левее расположенной точки съемки, все эти детали хорошо видно:  

Смоленск крепость

Сразу возникают вопросы: 
- Когда образовался пролом в стене, если на высыпавшемся из-за стены грунте нет никаких следов крупной растительности - кустов, деревьев? Нет никаких следов дождевой эрозии, впечатление достаточно свежего пролома, но ведь это вторая половина 19 века!
 
- Если крепостная стена действительно находилась в таком состоянии явно более 50 лет (с 1812 года до даты фотографии во второй половине 19 века), то такое отношение больше подходит к вражеским городам "в назидание всем", особенно если сравнить с повышенным вниманием к строительству Москвы в это время (см. версию о совместных действиях Александра-1 и Наполеона).
из еженедельного журнала "Всемирная иллюстрация"
 
    Несколько позже ров засыпали и пролом закрыли забором:
   Затем на месте бывшего крепостного рва создали обустроенный бульвар, перенеся памятник Энгельгардту ближе ближе к крепостной стене. Здесь фотограф удачно выбрал ракурс так, что памятник Энгельгардту не только скрыл большой дефект крепостной стены, видимый на предыдущей фотографии, но  и поставил памятник в ряд с башнями:
 
    Подпись рядом с иллюстрацией гласит: "Новый бульваръ за крепостной стеной въ память войны 1812 года. На первомъ плане памятник Энгельгарду и Шубину, разстреленым по повеленiю Наполеона въ 1812 г". Уже какой-то Шубин появился, видно история пишется непрерывно, но стены такие же избитые. 
 
    На этой фотографии (даты тоже пока найти не удалось) за новым забором высятся выросшие в проломе и за крепостной стеной деревья возрастом не менее 20 лет:
Смоленск крепость
    И, наконец, фотография И.Ф. Иерсона 1898 года, которая обнаружена в сети с подписью "памятник Герою Отечественной войны П.И. Энгельгардту", крепостная стена за ним все в таком же виде:
Смоленск, памятник Энгельгардту

     Там же сообщается: "Памятник был поставлен в 1835 году на месте гибели Энгельгардта с южной стороны городской стены у Молоховских ворот. Монумент выполнен из чугуна. До наших дней памятник не сохранился. В настоящее время осталась единственная память об П. И.Энгельгардте - мемориальная доска на доме номер 2 по ул. Дзержинского. 

Энгельгардт Павел Иванович (1774-15.10.1812, Смоленск), помещик сельца Дягилево Поречского уезда (ныне Демидовский район) Смоленской губернии. Обучался в первом шляхетском корпусе, состоял на военной службе, в 1812 - подполковник в отставке. За участие в партизанском движении и защиту уезда против мародеров Энгельгардт был расстрелян французами за Молоховскими воротами. В последний путь Павла Ивановича провожал священник, первый историк Смоленска Н.А. Мурзакевич."

   Памятник Энгельгарду интересен не только как ориентир около разлома крепостной стены Молоховских воротах, он также является характерным свидетельством исторического мифотворчества в 19 веке.

    Дело в том, что Смоленск - это единственный город за всю войну 1812 года, оказавший серьёзное сопротивление, но первый памятник в честь войны появляется в нём только в 1835 году какому-то странному Энгельгарду, в котором впору заподозрить  "Энгель-Гард" = "Ангел-Хранитель" - аллегория в честь удачного подрыва крепостной стены? Памятник "Мине и Пожару" в Москве тоже ведь насквозь аллегорический... 

    В. Шкловский в исследовании ""Война и мир" Л. Толстого" дает следующее пояснение: 

     "Приведу описание этого подвига из книжки, снабженной специальной гравюрой, изображающей расстрел Энгельгарда.

     "...Известный духом истинного благородства и твердости, смоленский дворянин Энгельгард не ужаснулся нашествия неприятелей. Соболезнуя о бедствиях родины и желая присутствием своим облегчить горестную участь сограждан, он остался в поместье своем, в Духовском уезде. Положа руку на сердце, взглянув на Небеса, он дал Небесам сим обет: среди многочисленных врагов действовать противу них же; окруженный чужеземной властью, он решился укоренять в сердцах народа любовь к законному Государю и на пепелищах отчизны своей вознести знамя народной свободы и счастия.

   "Дела мои, совесть, Государь и Бог оправдают мое здесь пребывание!" сказал он, и начал исполнять священный обет свой.

     Некоторые крестьяне его, недовольные устройством, в котором он содержал их во все время общего беспорядка, негодуя на примерную строгость, с которою он наказывал их за участие в грабеже французов и за ослушание против русских законов - крестьяне сии, пресыщенные льстивыми обещаниями вольности и золотых источников, решились итти в Смоленск к французскому начальству доносить на своего помещика о лишении им жизни нескольких французов. Просьба крестьян выслушана судьями, произведено следствие, и не найдено никаких следов смертоубийства. Сам предводитель разбойнической шайки постыдился бы произнести решительный приговор над Энгельгардом. Дела потекли попрежнему в поместьях сего последнего; но дух злобы не дремал: вскоре бунтовщики, подстрекаемые наполеоновыми прокламациями, соединились в небольшую разбойническую шайку, набрали в окрестностях несколько убитых французов, и бросив их в отсутствие помещика под полы его дома, привели из Смоленска французских коммисаров для вскрытия полов сих и свидетельства мертвых тел. Энгельгард найден виновным в смертоубийстве и призван в верховный суд в Смоленск.

     ...Приятно мне мечтать об оживлении Русского кодра в памятнике! Пускай смоленское и целой России Дворянство, соединясь единодушными пожертвованиями, соорудит памятник сей тому, кто так славно умер за права и честь дворян; пусть поставят его на одной из площадей смоленских в память сынам и правнукам нашим! Пускай на одной стороне его начертают: Русскому Кодру; на другой: Энгельгарду - Российское Дворянство."

"Походные Записки русского офицера", изданные И. Лажечниковым. Москва. 1836. Стр. 36 - 39.

     Как видите, даже в этом чрезвычайно пристрастном изложении Энгельгарда расстреливают не за подвиг против французов. Он погибает жертвой недоброжелательности крестьян. Мемуарист утверждает, что Энгельгард французов не убивал. Памятник же Энгельгарду в смоленском рву поставлен дворянами дворянину, а не русскими русскому."

     Но современная "Смоленская газета" в 2009 году легенду тиражирует и даже превратила Энгельгадта в руководителя партизанского движения: 

     "Во время оккупации Смоленска французами с наружной стороны крепости, рядом с Молоховскими воротами, 15 октября 1812 года был расстрелян один из предводителей партизанского движения на Смоленщине - отставной подполковник П.И. Энгельгардт. После войны вдовой Павла Ивановича на личные деньги был поставлен каменный памятник. Во время посещения нашего города император Николай I приказал изготовить за счёт государственной казны на Александровском литейном заводе чугунный памятник. Его открытие состоялось в сентября 1835 года. В конце 1920-х годов памятник был уничтожен." 

    Надо ещё добавить что хотя на всех предыдущих фотографиях и было написано "Молоховские ворота", но это тоже враньё - сами ворота взорваны ещё 1812 году, а на фотографиях - построенная в 1832-40 гг. церковь в честь Благовещения Божией Матери. 

   Логично было бы предположить что Молоховские ворота находились именно там, где на фотографиях мы видим пролом в стене, и взорваны они при штурме Смоленска (именно через них удалось ворваться в крепость), а церковь Благовещения позднее аккуратно встроена в стену. Но нас уверяют будто ворота взорваны французами при отступлении в ноябре 1812 года - а зачем, спрашивается, тратить драгоценный порох на то, что никому уже не нужно в войне? Кстати, что за аккуратный взрыв был, если его считать в месте расположения церкви Благовещения, ведь расположенные впритык зубцы и стена совершенно такие же со следами от ядер, как и на остальной части стены, что хорошо видно на фотографиях?

  А так складывается хороший символический комплекс: зияющий пролом на месте взорванных при штурме Смоленска Молоховских ворот, через которые удалось проникнуть в крепость,  памятник "Ангелу-хранителю" и тут же храм "Благой вести"= "Хорошей новости" над новыми воротами в стене.   

   Можно даже попытаться найти одного из таких сказочников. Напомним фразу "В последний путь Павла Ивановича (Энгельгардта) провожал священник, первый историк Смоленска Н.А. Мурзакевич."

   Этот Н. Мурзакевич будто бы своевременно в 1803 году издал первую печатную книгу по истории Смоленской земли "История губернского города Смоленска" Несмотря на то, что летописи Смоленска не сохранились, ему удалось это сделать с помощью "друзей из Москвы", которые что-то там прислали. Сразу вспоминается Карамзин, которому как раз в 1803 году поручили писать "Историю государства Российского" и он счастливым образом использовал и (внимание!) впервые применил практику обширного цитирования летописей, которые... "сгорели во время пожара Москвы", собственно от Карамзина мы и знаем об их содержании.

   Но Н. Мурзакевич оказывается был еще и свидетелем событий 1812 года в Смоленске. Да-да, и это мы знаем от его сына, тоже Н. Мурзакевича, который начинал свою службу в таможне, а затем вдруг с 1836 года стал историком, в 1839 стал основателем и руководителем Одесского общества истории и древностей. Случайно ли совпало что именно в 1836 году Лажечников публикует текст о деяниях Энгельгарта с упоминанием Мурзакевича? Видимо тогда же в 1830-х и была создана "История губернского города Смоленска" Н. Мурзакевича, а уж дату 1803 год несложно напечатать.

   Жаль пока не удалось изображения первого издания чтоб хотя бы посмотреть на качество печати. Но если вдруг кому-то посчастливится, то вот образец для сравнения - ассигнации   начала 19 века, бумажные деньги, которые всегда печатались с максимально возможным полиграфическим качеством чтобы уменьшить вероятность подделки, подозреваю что Мурзакевич их переплюнул.

ассигнация 1804 года:

ассигнация 1807 года:

и для сравнения ассигнация 1818 года:

     

   Это все к тому, что историки очень уверенно рассказывают сказки о делах многосотлетней давности - кто чего хотел, кто куда пошел и что при этом думал, но ближайшая история, даже 19 века, оказывается замешана на таких же выдумках, которые продолжают тиражироваться.

    Попробуйте разобраться хотя бы с историей 19 века, не надо сказок о фараонах и средних веках...

Вернуться на страницу Крамольная версия войны 1812 года

 

 
Категория: город | Добавил: igrek (09.04.2012)
Просмотров: 17254 | Теги: 1612/1812
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

  I.Grek © 2017
Конструктор сайтов - uCoz