ГлавнаяРегистрацияВход Arhi-Logos essays
Суббота, 25.11.2017, 03:13
Форма входа
Поиск по сайту

Меню сайта

Категории раздела
хроника
здоровье
обучение
финансы
технологии
история
разное
космос

Посетители

Статистика

Яndex, Openstat
Яндекс.Метрика

Календарь
«  Август 2016  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031

Архив записей

Поддержать автора
через Яндекс-деньги
через Visa или MasterCard

Главная » 2016 » Август » 15 » О парашютах Гагарина
21:27
О парашютах Гагарина

Никаких далеко идущих выводов, просто на заметку вопросы по содержанию фрагмента из этого документа:

Доклад тов. Гагарина Ю. А. от 13 апреля 1961 г. на заседании Государственной комиссии после космического полета. СОВ. СЕКРЕТНО экз. № 1 (жирным шрифтом выделено мною - Igrek)

   "Я стал спускаться на основном парашюте. Опять меня развернуло к Волге. Проходя парашютную подготовку, мы прыгали много как раз вот над этим местом. Много летали там. Я узнал железную дорогу, железнодорожный мост через реку и длинную косу, которая далеко в Волгу вдается. Я подумал о том, что здесь, наверное, Саратов. Приземляюсь в Саратове.

   Затем раскрылся запасной парашют, раскрылся и повис. Так он и не открылся. Произошло только открытие ранца.

   Я уселся поплотнее и стал ждать отделение НАЗа*. Слышал как дернул прибор шпильки. Открылся НАЗ и полетел вниз. Через подвесную систему я ощутил сильный рывок и все. Я понял, что НАЗ пошел вниз самостоятельно. (НАЗ — носимый аварийный запас. Ред.)

   Вниз я посмотреть не мог, куда он там падает, так как в скафандре это сделать нельзя — жестко к спинке привязан.

   Тут слой облачков был. В облачке поддуло немножко, и раскрылся второй парашют. Дальше я спускался на двух парашютах.

   Наблюдал за местностью, видел, где приземлился шар. Белый парашют и возле него лежит черный, обгорелый шар. Это видел я недалеко от берега Волги, примерно в километрах 4 от моего места приземления.

   Опускаясь, заметил, как справа от меня по сносу виден полевой стан. На нем много народу — машины. Рядом дорога проходит. Шоссе идет на Энгельс. Дальше вижу, идет речушка-овраг. Слева за оврагом домик, вижу, там какая-то женщина теленка пасет. Ну, думаю, сейчас я, наверное, угожу в этот самый овраг, но ничего не сделаешь. Чувствую, все смотрят на мои оранжевые красивые купола. Дальше смотрю, как раз я приземляюсь на пашню. Думаю, ну сейчас приземлюсь. Как раз спиной меня несет. Пробовал развернуться, в этой системе трудно развернуться, вернее, не развернешься. Перед землей примерно метров за 30, меня плавно повернуло прямо лицом по сносу. Ветерок, как определил, был метров 5—7. Только успел я это подумать, смотрю земля. Ногами «тук». Приземление было очень мягкое. Пашня оказалась хорошо вспахана, очень мягкая, она еще не высохла, Я даже не почувствовал приземления. Сам не понял, как уже стою на ногах. Задний парашют упал на меня, передний парашют пошел вперед. Погасил его, снял подвесную систему. Посмотрел — все цело. Значит, жив, здоров.

   ...Дальше принимал меры к тому, чтобы сообщить, что приземление прошло нормально. Вышел на пригорок, смотрю женщина с девочкой идет ко мне. Примерно метров 800 она была от меня. Я пошел навстречу, собираясь спросить, где телефон. Я к ней иду, смотрю, женщина шаги замедляет, девочка от нее отделяется и направляется назад. Я тут начал махать руками и кричать: «Свой, свой, советский, не бойтесь, не пугайтесь, идите сюда». В скафандре идти неудобно, но все-таки я иду. Смотрю, она так это неуверенно, тихонько ступает, ко мне подходит. Я подошел, сказал, что я советский человек, прилетел из космоса. Познакомились с ней, и она рассказала мне, что по телефону можно говорить с полевого стана. Я попросил женщину, чтобы она никому не разрешала трогать парашюты, пока я схожу до полевого стана. Только подходим к парашютам, здесь идут человек 6 мужчин: трактористы, механики с этого полевого стана. Познакомился с ними. Я им сказал, кто я. Они передали, что вот сейчас передают сообщение о космическом полете по радио. Через минуты 3 подошла автомашина ЗИЛ-151. На ней прибыл майор артиллерист тов. ГАЛИМОВ из дивизиона. Мы представились друг другу. Я попросил как можно побыстрее сообщить в Москву. Выставили часового у парашютов, и поехал вместе с ним в часть. Приехали в часть. Он вызвал командный пункт дивизии. Потом вызвали командующего округом. Через командующего округом доложили в Москву обо всем. Поступила команда задержаться на месте приземления. Я там на радостях сфотографировался пару раз. К этому времени я уже снял оболочку скафандра. На мне была только голубая тепловая одежда, а в оранжевой и серой оболочке и в гермошлеме я не фотографировался. Скафандр мы положили в машину. Когда уезжали, я видел вертолет, который шел от г. Энгельса. К этому времени я уже спросил и твердо знал, что г. Энгельс рядом. Мы поехали на место приземления. Я знал, что это поисковая группа прибыла на вертолете.

   Едем по шоссе и видим, что вертолет поднялся и идет к военному гарнизону. Мы выскочили из машины, начали махать ему. Вертолет приземлился. Находившиеся на нем генерал-лейтенант и полковник взяли меня на борт вертолета. Я сказал, что сейчас сюда должен прилететь генерал КАМАНИН и генерал АГАЛЬЦОВ, и что мне надо быть возле места приземления. Садимся около места, где лежат мои парашюты. Мне передали команду, чтобы лететь в г. Энгельс. Мы сразу поднялись и полетели туда. " 

1. Какого цвета был парашют "шарика" - спускаемого аппарата "Востока-1"?

    Гагарин говорит что белый, но у всех спускаемых аппаратах "Восток" как военных, так и "гражданских" парашюты были оранжевые.

   И.Ф. Бондаренко начальник отряда спасения космонавтов и космических объектов даже в стихах упомянул: «И парашют оранжевого цвета, как яркий мак стелился по стерне…» via Кстати, это он о первом полностью успешном полете спутника-разведчика "Космос-7" типа Зенит-2, который подавляющее большинство не отличит от "Востоков".
   Может быть у "Востока-1" был эксклюзивный белый парашют? Ничего подобного, Виталий Волович подтверждает в этом случае парашют спускаемого аппарата тоже был оражевым:

    "Пока Левитан зачитывал торжественную речь по радио, поисковый отряд Виталия Воловича получил координаты места посадки. Штурман быстро произвел расчеты. К предполагаемому месту посадки группа подошла точно в назначенное время. Но вдруг по радио поступила команда: “Изменить курс на 45 градусов”. Спустя 20 минут: “Лечь на прежний курс”.

— Бортмеханик увидел огромное оранжевое пятно корабельного парашюта. Мы приготовились к прыжку. Высота шестьсот метров. Вдруг вспыхнула красная лампа. Мы услышали: “Отставить прыжок. Космонавт уже на земле. Следуйте на аэродром Энгельса”." Из интервью В. Воловича в газете "Московский комсомолец" №25610 от 6 апреля 2011 via

   Стоит отметить, что Гагарин почему-то не только неверно назвал цвет парашюта спускаемого аппарата, но после приземления не проявил к "шарику" никакого внимания, только над своими парашютами трясся. 

2. Два парашюта Гагарина   

   О своих двух парашютах Гагарин в докладе упоминает восемь раз, так что ошибки быть не может. Больше всего удивил спуск человека сразу на двух парашютах. Ни разу о таком не читал, не видал. Технику много раз видел с двумя, тремя парашютами и с целыми парашютными системами, но там же видимо все специально рассчитано чтобы они друг другу не мешали.

  Полез искать может так задумано было? Оказывается, ситуация нештатная: "Обобщая результаты полетов Ю.А.Гагарина и Г.С.Титова, корабль был доработан. Доработки коснулись в основном скафандра космонавта. Надо было добиться, чтобы запасной  парашют  космонавта   самопроизвольно не раскрывался и чтобы скафандр не мог заполниться водой при приводнении." via

  У меня-то парашютного опыта никакого, только догадки, поэтому может профессионалы прояснят вопрос правильности действий Гагарина в нештатной ситуации вывалившегося запасного парашюта при нормальном спуске на основном? 

   Дальше видно риторические вопросы. Например, почему Гагарин так переживал за свои два парашюта, то какой-то колхознице наказывает следить чтобы их не трогали, то часового выставляет вместо того чтобы принять меры к охране "шарика"? Да проще всего было скомандовать бойцу: "Парашюты быстро собрать и в машину. Резко метнулся. 45 секунд. Время пошло!", ну а потом бойца выставить на дежурство у "шарика".

   Что-то не понял на какой высоте НАЗ (носимый аварийный запас) отцепился и упал. Судя по докладу Гагарина это произошло до слоя облаков, в котором развернулся запасной парашют, то есть не непосредственно перед приземлением. Причем Гагарин не мог даже увидеть куда НАЗ упал. Ну как его использовать при необходимости? 

  Смотрим на схеме посадки космического корабля "Восток" стадия отделения НАЗ обозначена №10, а далее - приземление космонавта. Нарисована надувная лодка, которая очень могла бы пригодиться Гагарину если бы он попал в Волгу, которая в это время разлива достигает ширины 7 км. Но НАЗ упал где-то далеко. Нет, такой НАЗ нам не нужен. А если еще и учесть что скафандр на тот момент не был доработан и пропускал воду...

комментировать в ЖЖ

Категория: космос | Просмотров: 2472 | Добавил: igrek

  I.Grek © 2017
Конструктор сайтов - uCoz