ГлавнаяРегистрацияВход Arhi-Logos essays
Понедельник, 29.05.2017, 21:54
Форма входа
Поиск по сайту

Меню сайта

Категории раздела
хроника
здоровье
обучение
финансы
технологии
история
разное
космос

Посетители

Статистика

Яndex, Openstat
Яндекс.Метрика

Календарь
«  Август 2016  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031

Архив записей

Поддержать автора
через Яндекс-деньги
через Visa или MasterCard

Главная » 2016 » Август » 17 » Космический корабль Гагарина мог быть заминирован
12:20
Космический корабль Гагарина мог быть заминирован
   Хоть заголовок и похож на желтую прессу, это истинная правда. Но сначала рассмотрим расхожую байку о трех заранее заготовленных вариантах сообщения ТАСС о полете Гагарина, поскольку на самом деле решение о трех сообщениях ТАСС принималось одновременно с решением не минировать космический корабль Гагарина.
 
   Сильно тиражируемая в сети дезинформация выглядит примерно так: в своих воспоминаниях Ю. А. Мозжорин - "главный космический цензор" и директор центрального научно-исследовательского института машиностроения (ЦНИИМАШ) будто бы рассказывает об одном неизвестном общественности эпизоде подготовки первого полета человека в космос:
 
"С целью сокращения времени выхода в эфир сообщения ТАСС институтом по поручению начальства было подготовлено три варианта коммюнике. Первый - торжественный, рассчитанный на успех, где помимо сообщения об историческом полете добавлялись биография космонавта, его портрет, информация о повышении в воинском звании, присвоении почетных наград и т. п.
Второй вариант содержал только одно сообщение ТАСС в случае невыхода корабля на орбиту и его приземления (или приводнения). Говорилось о неудачной попытке выведения корабля, приводились район приземления (приводнения) космонавта, а также частоты, излучаемые радиомаяками корабля. Содержалось обращение к народам и правительствам с просьбой оказать содействие в поиске и спасении космонавта и возвращении его в советский союз вместе с кораблем.
Третий вариант коммюнике содержал сообщение о трагической гибели первого космонавта.

   Будто бы три разных текста, согласованных с Королевым и в ЦК партии, были положены в три пакета, которые были отправлены на радио, телевидение и в ТАСС. Вскрыть один из них было приказано по специальному звонку "кремлевского телефона".
 
   С одной стороны, на самом деле все сообщения ТАСС об успехах (крайне редко о неудачах) советского ракетостроения и космонавтики писались и редактировались им. С другой стороны, никаких следов этой истории с заранее заготовленными тремя вариантами сообщений ТАСС в связи с полетом Гагарина в его воспоминаниях Так это было... Мемуары Ю. А. Мозжорина. Мозжорин в воспоминаниях современников пока обнаружить не удалось. Так что история о трех заготовленных текстах ТАСС - слепленный кем-то фейк.
 
   Вопрос что именно и когда сообщать при полете первого космонавта, действительно очень подробно обсуждался заранее, например читаем в дневнике Каманина:
 
22 марта 1961 г.
В 12 часов я был у Королева и Келдыша. Они сказали мне, что поддерживают мое предложение: объявить о полете космонавта немедленно, как только корабль выйдет на орбиту.
 
29 марта 1961 г.
С 16:00 до 18:00 заседала Государственная комиссия у Руднева по итогам последнего пуска космического корабля и готовности к полету космонавта. Королев коротко доложил об итогах пуска семи кораблей «Восток»: в 1960 году — 15 мая, 28 июля, 19 августа, 1 и 22 декабря; в 1961 году — 9 и 25 марта. Особое внимание он уделил двум последним удачным пускам и сделал вывод, что ракета-носитель и корабль «Восток-3А» готовы к полету человека. После других выступлений Руднев опросил всех персонально: «Кто за полет человека в космическом корабле»? Все были за полёт.

В 18:30 все собрались у Устинова. Доклад такой же, как и у Руднева, сделал Королев. 

После Королева выступили Воронин, Алексеев, Гусев, Келдыш, Ивашутин, Руднев. Я выступал три раза. Все подтвердили полную готовность носителя, корабля Восток-3А, космонавтов, всего оборудования, средств связи и поиска к полету космического корабля с человеком на борту. В результате обсуждения был отредактирован доклад в ЦК КПСС о готовности провести первый в мире полет человека в космос в период 10–20 апреля 1961 года. Доклад подписали: Устинов, Руднев, Калмыков, Дементьев, Бутома, Келдыш, Москаленко, Каманин, Ивашутин, Королев. К докладу приложили три варианта сообщений ТАСС:

1. Немедленно после выхода корабля на орбиту объявить на весь мир, что гражданин СССР ........... в космическом корабле «Восток поднялся в космос и совершает полет по орбите. С космонавтом поддерживается двухсторонняя радиосвязь. Космонавт чувствует себя хорошо.

2. После приземления корабля сообщить о месте и времени посадки. Сообщить о самочувствии космонавта.

3. В случае аварийной посадки космонавта в океане или на иностранной территории объявить об этом и просить оказать космонавту помощь.

   Решено, что корабль «Восток» не будет иметь систему аварийного подрыва. Против этого решения возражал только один Ивашутин. Поручили ему и Королеву еще раз просмотреть оборудование корабля и решить, что нужно сделать, чтобы секретные данные не попали в чужие руки в случае аварийной посадки на иностранной территории."

   Надеюсь, с содержанием трех вариантов сообщений ТАСС теперь все понятно.

   Теперь разберемся с системой аварийного подрыва, на сохранении которой на космическом корабле Гагарина в целях обеспечения секретности настаивал первый заместитель председателя КГБ СССР генерал П.И. Ивашутин. Именно на сохранении, а не на установке, поскольку штатно все космические корабли типа "Восток" были оснащены системой АПО (автоматического подрыва объекта).

   Дело в том, то хотя везде и утверждается будто бы на основе пилотируемых кораблей "Восток" были созданы военные спутники разведчики серии "Зенит", которые неискушенный человек внешне не различит, но военная составляющая всегда была в приоритете. Военные - мастера путать следы и разработка серии спутников-разведчиков под названием "Восток" передала свое названием "гражданским" пилотируемым кораблям "Восток", а взамен приобрела название "Зенит", реальные запуски которых обозначались порядковыми номерами серии "Космос". Тем не менее в начале 1961 года и военные и "гражданские" космические корабли одновременно имели название "Восток" с разными  номерами.

   Сложно понять? На это и рассчитана чехарда с названиями.

   Если смотреть по сути, то первые пилотируемые "Востоки" и спутники-разведчики "Восток-2К" ("Зенит-2") различались только по начинке с небольшими внешними отличиями. Запускались они теми же самими ракетами Р-7 (РН 8К72К), с того же самого "Королевского старта" на Байконуре на очень похожие орбиты.

  Слева схема космического разведчика "Восток-2К" ("Зенит-2"), под №10 обозначен разрывной заряд системы аварийного подрыва (ликвидации) объекта, справа для сравнения схема пилотируемого космического корабля "Восток":

  

см. подробнее о "Зенитах" и системе АПО тут и тут

   О запуске 22 декабря 1960 года космического корабля "Спутник 7-1" с двумя собаками на борту, прототипа космического корабля "Восток", рассказывает уже известный нам Ю.А. Мозжорин: "...с целью конспирации подготовки к полету первого человека на орбиту в случае нештатного падения экспериментального корабля или его приземления на чужой территории подрывался 10-килограммовый заряд тола. Для дублирования подрыва имелся еще взрыватель с часовым механизмом, настроенным на 64 часа после посадки." via

   Уже цитировавшийся генерал Н. Каманин в своем дневнике сделал запись от 9 марта 1961 г. о полете и посадке первого из двух "зачетного" кораблей ЗКА-1, по результатам которых и принималось решение от возможности первого полета человека в космос: 
   "Первое, что пришлось сделать — это удалить всех посторонних на 100 метров от шара, так как возможность его взрыва не исключалась, и до отключения системы АПО (аварийный подрыв объекта — Ред.) подход к нему категорически запрещался. Отключить систему АПО мог только представитель ОКБ-1, но он по распоряжению генерал-лейтенанта Кутасина был отправлен из Куйбышева в Сызрань, а затем вновь возвращен в Куйбышев. Там вертолет дозаправили, но из-за плохой погоды он не смог вылететь к нам. До наступления темноты оставалось около часа, и было ясно, что если действовать по инструкции и не подходить к шару до появления специалиста по системе АПО, то мы рискуем заморозить животных в шаре и не сможем сообщить об их состоянии в Москву. Зная, с каким нетерпением ждут там наших сообщений, я решил вдвоем с Калмыковым осмотреть шар. Внешнее покрытие корабля полностью обгорело, его нижняя часть при приземлении разрушилась (отделились восемь колец), оба люка были открыты, надувной резиновый шар с передатчиком П-37 лежал в двух метрах от корабля, антенна передатчика была, по-видимому, в рабочем состоянии. Все оборудование кабины корабля выглядело нормально, никаких повреждений мы не заметили. Тумблер системы АПО находился в положении «Отбой». После осмотра кабины я, посоветовавшись с Яздовским, разрешил Калмыкову вынуть из шара собаку Чернушку и контейнер с мелкими грызунами. Чернушка, мыши и морские свинки перенесли полет великолепно." via
 
   Так что еще раз подчеркиваю, для полета Гагарина пришлось демонтировать штатную систему автоматического подрыва объекта, иначе если бы победил генерал КГБ Ивашутин, Гагарину пришлось бы лететь в космос с зарядом тротила, который мог сработать не только при посадке на вражеской территории, но и как оно разок произошло, от накладки команд с двух разных пунктов слежения, а также по всяким другим непредвиденным причинам.
 
   Не знаю сколько тротила закладывали в начале 1961 года, но Гагарину гарантированно хватило бы и мины 10 кг на "шарик" диаметром 2,3 м. Кстати, в совершившем посадку в августе 1962 года "шарике" космического разведчика "Космос-7" по свидетельству Ю.А. Бондаренко было уже 35 кг тротила! via
 
   Гагарина избавили от неприятного соседства с килограммами тротиловой мины, но если попытаться оценить некоторые остальные возникшие проблемы: выход на завышенную орбиту, которая при несрабатывании (нештатной работе) тормозной двигательной установки оставляла Гагарина на орбите на срок более 20 дней, то есть категорически без возможности возврата за счет торможения в атмосфере; неотстрел кабель-мачты от гермоплаты спускаемого аппарата при его разделении с приборным отсеком via; нештатный выпуск запасного парашюта при приземлении с преждевременным отделением носимого аварийного запаса с надувной лодкой, притом что скафандр еще не был доработан и пропускал воду via, что при весьма вероятном попадании в Волгу грозило смертью даже на последних стадиях полета, то нам остается только удивляться как этот полет все-таки закончился удачно без единой царапины. По всем канонам произошло чудо-чудное, диво-дивное. 
Категория: космос | Просмотров: 1724 | Добавил: igrek

  I.Grek © 2017
Конструктор сайтов - uCoz