ГлавнаяРегистрацияВход Arhi-Logos essays
Воскресенье, 22.10.2017, 07:38
Форма входа
Поиск по сайту

Меню сайта

Категории раздела
хроника
здоровье
обучение
финансы
технологии
история
разное
космос

Посетители

Статистика

Яndex, Openstat
Яндекс.Метрика

Календарь
«  Июнь 2016  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930

Архив записей

Поддержать автора
через Яндекс-деньги
через Visa или MasterCard

Главная » 2016 » Июнь » 29 » Bohemicus o Brexit
19:54
Bohemicus o Brexit

It's a new dawn, или Поствестфальский мир

     "It's a new dawn, it's a new day, it's a new life for me and I'm feeling good," - спела в 1965 году афроамериканка Нина Симон. Прошло сорок лет, подданый Её Величества Майкл Бубле (канадец с итальянскими корнями) исполнил старую песню "Feeling good" в собственной манере, на его версию был снят очень британский по духу клип, и эта вещица зазвучала совершенно по-другому. Её мелодия крутится у меня в голове с прошлой пятницы, когда стало известно, что на референдуме в Великобритании одержали победу сторонники выхода королевства из Евросоюза. Голоса подсчитали к утру, и новый рассвет на этот раз означал не только новый день, но и новую жизнь. Британцы вывели Игру на уровень, на котором ещё никто никогда не играл.
 
Лидер стороников  выхода Великобритании из ЕС Борис Джонсон и лидер стороников членства в ЕС Дэвид Кэмерон
 
     Последние 130 часов или около этого аналитики рассуждают о Брекзите нон-стоп, однако если мы вдумаемся в их тезисы, то обнаружим, что, за редчайшими исключениями, они либо подменяют анализ эмоциями, либо декларируют собственные взгляды и интерпретируют реальность в соответствии с ними.

     Те, по мнению которых миром безраздельно правят США, а Европа обречена на крах, говорят, что Великобритания покинула "Титаник" перед самым его столкновением с айсбергом. Некоторые из них упоминают в этой связи соглашение о Трансатлантическом торговом и инвестиционном партнёрстве, ибо видят в заключении означенного договора экономическое порабощение Европы Америкой (хотя сторонники соглашения утверждают, что оно будет приносить 90 миллиардов € в год американской сторонe и 120 миллиардов - европейской). По их версии, Великобритания выходит из Евросоюза, дабы избежать участия в общеевропейском экономико-политическом самоубийстве.

    Те, что описывают ситуацию с точки зрения противостояния наднациональной  европейской бюрократии и национальных европейских государств, усматривают в результатах референдума поражение брюссельских космополитов и победу английских националистов. Далее оценки расходятся в зависимости от взглядов оценивающиx: для мультикультуралистов это трагический проигрыш сил Света и Прогресса тупым и косным провинциалам, для националистов - победа здравомыслящего простого народа, возвысившего свой голос против произвола и маразма никем не избранных и никого не представляющих элит.

    Те, которыe видят в британских элитариях самых опытных и коварных политических игроков в истории, продолжают настаивать, что  Британия затеяла этот референдум исключительно для оказания давление на континентальных партнёров с целью обретения ещё более эксклюзивного и привилегированного положения в европейском клубе. Они напоминают, что по британским законам итоги референдума носят сугубо рекомендательный характер и никого ни к чему не обязывают, что переговоры о выходе (если они вообще состоятся) займут годы, что торг только начинается, и что в ответ на требования континенталов довести начатое до конца как можно быстрее островитяне демонстративно никуда не торопятся.
Министр иностранных дел Великобритании Филипп Хаммонд, заявивший после обнародования результатов референдума, что Британию ничто не заставляет покидать Евросоюз. На этом месте могла бы быть фотография Дэвида Кэмерона, уступившего честь начать переговоры о гипотетическoм выходе своему преемнику (который появится не раньше сентября) или Бориса Джонсона, сообщившего общественности, что у сторонников Брекзита нет никакого плана дальнейших действий.
 
     При всей разнице перечисленных интерпретаций, они в большинстве случаев страдают одним и тем же недостатком: картина евро-британских отношений рисуется вне всемирного исторического контекста и, будучи лишённой фона, повисает в воздухе. Наблюдатели постоянно рассматривают Великобританию, как государство, решившее покинуть союз государств, и игнорируют сразу два важных обстоятельствa. Во-первых, эпоха государств постепенно подходит к концу. Во-вторых, Британия - это страна, которая даже в эру всеобщего огосударствления планеты проявляла на порядок большую склонность к созданию негосударственных форм социальной жизни, нежели континентальные державы. Если учесть эти два фактора, картина перестанет быть плоской и станет объёмной. Более того, она обретёт чeтвёртое измерение, и мы сможем осмыслить её развитие во времени.

     Историография, называющая "государствами" всё подряд, от античных полисов до кочевых "империй", закрывает от многих аналитиков тот элементарный факт, что государства в современном смысле слова существуют совсем недолго. Они возобладали над прочими формами организации социума (например, церквями, городскими коммунами или племенными союзами) лишь в эпоху распространения огнестрельного оружия и книгопечтания. Собственно, без пушек и печатных станков государства вообще не смогли бы существовать, ибо не пробили бы ни городских стен, ни дорог к сердцам и умам граждан. Важно помнить и о предназначнии государств. Они создавались в первую очередь как инструмент войны, а все прочие их функции вторичны и необязательны.

    Государства возобладали над конкурирующими моделями социальной жизни в ходе серии конфликтов, названныx Тридцатилетней войной. В 1648 году Тридцатилетняя войнa (в которой участвовала вся Европа, кроме Англии) завершилась Вестфальским миром. Благодаря этому эпоху, в которую основными субъектами международного права стали государства, принято называть Вестфальской. Внутри неё выделяют периоды, в которые международные отношения подчинялись определённым нормам. Например, нормам, установленным на Венском конгрессе в 1815 или на Ялтинской конференции в 1945 году. Ялтинская система с её идеологическим противостоянием двух блоков и принципом нерушимости границ рассыпалась у нас на глазах. Но это сущая ерунда по сравнению с тем, что начался распад Вестфальской системы как таковой.
Ирак, наши дни. На переднем плане - подданый Её Величества, канадский спецназовец. За ним - курдские ополченцы из пешмерги. Канадские военнослужащие, участвующие в боевых действиях на севере Ирака, носят на рукавах курдские флаги с 2014 года. Официально независимость Курдистана не только никем не признана, но даже не провозглашена.
 
     Сила и значение государств неуклонно возрастали с середины XVII до середины ХХ века, когда достигли максимальной величины. Принято считать, что ужасы того времени были вызваны тоталитарными идеологиями; но с не меньшими основаниями можно сказать, что развитие государств привело к установлению их тотальной власти над жизнями подданных, а идеологии лишь обосновывали свершившееся. Фашизм, провозглашавший всеобъемлющую концепцию государства, был честнее других; нацизм и коммунизм оперировали понятиями "раса" и "класс", но на практике сводились ко всё той же абсолютизации государства и были вполне взаимозаменяемы (поэтому среди французских коллаборационистов во время нацистской оккупации оказалось полным-полно бывших коммунистов и социалистов, а среди коммунистов в ГДР было нетрудно найти бывших нацистов).

     Вторая мировая и период ожидания Третьей мировой войны были апогеем существования государств. К концу ХХ века их значение пошло на убыль. Ликвидация европейских колониальных империй привелa к образованию длинного ряда совершенно недееспособных "независимых" государственных образований. Помимо того, что их экономическая жизнь во многих случаях оказалась подчинена интересам транснациональных корпораций, они стали утрачивать монолию на насилие и терять контроль над территориями.

Сирия, наши дни. Американские военнослужащие с инсигниями YPG (курд. Yekîneyên Parastina Gel, отряды народной самообороны), вооружённого крыла Курдского верховного комитета. Появление этих фотографий вызвало в мае 2016 года дипломатический скандал. Турецкие власти считают YPG террористической организацией (не знаю, обязаны ли турецкие СМИ после её упоминания добавлять "запрещённaя в Турции").

 
     Сегодня ни одна карта мира, которую можем купить в магазине или скачать в Интернете, не соответствует действительности. Все они показывает виртуальный мир номинальных границ, в то время как в реале всё бóльшие участки планеты оказываются под контролем непризнанных государств, повстанческих группировок, частных военных компаний,  банд религиозных фанатиков, разного рода мафий и т.д. и т.п. А государства, которые мы видим на карте, в реале часто либо полностью уничтожены (Ирак, Ливия), либо существуют в иных границах, чем показаны (Грузия, Украина), либо погружены в хаос и насилие, делающие их существование фикцией (Сомали, Афганистан).

   В Вестфальскую эпоху утрата государством контроля над частью его территории довольно быстро заканчивалaсь или аннексией этой территории другим государством, или созданием нового государственного образования, которое признавалось мировым сообществом. Например, в 1903 превращение колумбийской провинции Панама в новое государство заняло четыре дня. Феноменом нашего времени стало длительное существование квазигосударств, официально непризнанных даже теми странами, которые оказывают им вооружённую поддержку (Приднестровье, Курдистан и т.д.). Часть мексиканского штата Чьяпас уже 22 года контролируется сапатистами, которые и вовсе не стремятся к провозглашению независимости.

Человек, на протяжении 20 лет возглавлявший сапатистское движение в штате Чьяпас под именем субкоманданте Маркос, потом объявивший о прекращении собственного существования, передавший полномочия субкоманданте Мойсесу и принявший имя убитого субкоманданте Галеано. Местный аналог Минских соглашений носит название соглашения Сaн-Андреса, а отдельныe райoны Чьяпасa принято называть автономными муниципалитетами.

 
     Если в Третьем, а отчасти и во Втором мире наблюдаются деградация и распад государственных институтов, то в Европе, напротив, происходит интеграция, конечная цель которой состоит в создании сверхгосударства, претендующего на планетарную гегемонию. В одних областях планеты государства дробятся на нечто более мелкое, в других - растворяются в чём-то более крупном, но и там, и там их значение неуклонно падает. И вот на фоне этих процессов Великобритания показала, насколько же она лучше других готова к жизни в посвестфальском мире - в мире, в котором государства перестают играть главную роль.

     Великобритания - это страна, в которой нет Конституции, право носит прецедентный характер, пираты включены в пантеон национальных героев, а традиция ценится выше закона. Это страна, которая захватила самую ценную из своих колоний силами чaстной компании, которая вела войны за право свободно продавать наркотики в других странах, которая заняла первое место в мировом рейтинге мягкой силы, пока её конкуренты тратили немыслимые суммы на производство целых гор принципиально неприменимого оружия. Это страна, которая отбирает в свои вооружённые силы иностранцев по конкурсу 140 человек на место и не считает их наёмниками.

Елизавета II награждает капрала Дипа Прасада Пуна (1-й батальон королевских гуркхских стрелков), в ночь на 17 сентября 2010 года в одиночку отбившего атаку, предпринятую талибами (их было до тридцати человек) на блок-пост в провинции Гельманд (Афганистан). Израсходовав боеприпасы (400 патронов, 17 гранат и 1 однy минy), капрал Пун пустился врукопашную, используя треножник от своего пулемёта. До применения легендарного гуркхского боевого ножа кхукри дело не дошло - выжившие талибы разбежались прежде, чем капрал успел его вытащить.

 

     У континентальных политиков Брекзит вызвал даже более нервную реакцию, чем можно было ожидать, и трудно сказать, чего они больше опасаются - того, что предпримет Великобритания, выйдя из ЕС, или того, что она сможет сделать, оставшись в его рядах. В ночь на субботу председатель Европарламента Мартин Шульц не сдержал эмоции и сказал, что Дэвид Кэмерон взял целый континет в заложники. Подозреваю, что в данном случае "Кэмерон" - это эвфемизм для слова "Виндзоры", но в остальном слова Шульца звучали искренне.

    Брекзит открыл перед британцами почти неограниченные возможности. Каждые несколько часов появляются новые и новые сценарии возможного развития событий. Великобритания может проигнорировать собственный референдум. Великобритания может провести повторный референдум. Великобритания может выйти из ЕС и вызвать цепную реакцию его распада. В своё время я цитировал чешского премьер-министра Богуслава Соботку, заявившего в январе этого года, что в случае Брекзита плебисцит о выходе из ЕС года через три состоится и в Чехии, после чего она вернётся в русскую сферу влияния. Если британцы пожелают возродить Восточный блок и возобновить холодную войну с Америкой, они это сделают. В понедельник некоторые чешские политологи уже заговорили о том, что на этот раз ветер истории может оказаться ветром с Востока.

   Шотландия может отделиться от Англии и остаться в ЕС. Это значит, что у Виндзоров появятся два британских королевства - одно внутри Евросоюза, со всеми правами, которое даёт членство в этой организации, второе вне его, со всеми возможностями, которые предоставляет ничем не ограниченный суверенитет. Наконец, Лондон с его пакистанским мэром может отделиться от Великобритании и войти в ЕС на правах вольного города. Учитывая, что это крупнейший в мире финансовый центр, он станет не столько европейским анклавом, сколько  европейской столицей, де-факто перенесённой в Англию. Интересно, какие отношения будут у вольного города Лондона с королевской семьёй. Не менее интересно, кто станет обеспечивать его безопасность. Bозможно, те же гуркхи. Oбеспечивают же они безопасность Сингапура и Брунея.

Лидер стороников членства Великобритании в ЕС Дэвид Кэмерон и лидер стороников выхода из ЕС Борис Джонсон -  не только однопартийцы, но и однокашники

     Если рассматривать Великобританию как государство, то возможная потеря ею территорий, вплоть до столицы, - это безусловно катастрофа. Но если считать её страной, для которой государственные институты, за исключением монархии, - необязательные декорации, то мы увидим, что она первой из великих держав вступает в поствестфальский мир, дабы отформатировать его под свой вкус. В конце концов, мы говорим о стране, правящий дом которой называет себя Фирмой (во всяком случае, пресса приписывает королеве использование именно этого термина).

  Вы никогда не задумывались, сколько стоит королевская семья, как бренд? Такие оценки существуют. Например, их публиковала консалтиговая компания Brand Finance. Одно только рождение принцессы Шарлотты принесло экономический эффект в сумме 150 миллионов $.А в целом за первый год жизни принцесса увеличила ВВП Великобритании на 5 миллиардов долларов. Например, народу её впервые показали в кружевном платочке стоимостью сто долларов, и публика смела означенные платочки в магазинах; на крестины её привезли в антикварной коляске, и это вызвало антикварноколясочный бум и т.д.

      Аналогичным образом брат Шарлотты Георг стоит около трёх с половиной, а мать Георга и Шарлотты Кейт Миддлтон - свыше семи миллиардов долларов. Довольно дорого. Но что делать, все хотят одеваться, как герцогиня Кентская и пить из таких же чашек, как она. Совокупно члены королевской семьи приносят британской экономике 87 миллиардов долларов в год. Не делая ровным счётом ничего, Виндзоры создают такой экономический эффект, для достижения которого Соединённым Штатам необходимо заключить сделку века - соглашение о Трансатлантическом торговом и инвестиционном партнёрстве. Подходить к подобным людям с республиканскими экономическими или политическими мерками бессмысленно. Монархия - это Фирма.

Георг и Шарлотта Виндзоры, фактом своего существования дающие ВВП Великобритании восемь с половиной миллиардов долларов в год.

     Ещё бессмысленнее подходить к Острову с континентальными критериями, а к поствестфальскому миру - с Вестфальскими представлениями о норме. О Брекзите можно сказать только одно: дело вовсе не в том, что Великобритания выходит или не выходит из Евросоюза, а в том, что она переходит на новый уровень игры, одновременно выстраивая дизайн этого уровня. Британия не просто разыгрывает партию, она создаёт правила, по которым партия будет разыграна.

      B ближайшее время в "Богемских манускриптах" появится четвёртая часть цикла об истории наркотиков, а в "Спутнике и Погроме" - вторая часть трилогии о фашистских и близких к ним движениях середины ХХ века. Начатые темы займут у меня весь остаток лета. Но уже осенью, когда в Великобритании появится новый премьер-министр, а в США - новый президент, начнут проступать контуры нового, поствестфальского мира. Кому-нибудь из нас придётся описать этот мир. Разобраться в дизайне нового уровня игры. Это дьявольски интересная задача. Поэтому у меня в ушах звучат строки: "It's a new dawn, it's a new day, it's a new life for me and I'm feeling good." 
via

 

P.S.

P.P.S. В тему написанное loboff 2,5 года назад:

Terrible English

Английское коварство общеизвестно. "Англичанка гадит" это уже даже не мем, а непререкаемая истина. Все знают, что англичанин это такая тварь, которая обманет еврея, кинет француза, обхитрит испанца, переподлит голландца, итальянца обведёт вокруг пальца, немца разведёт как ребёнка, а русского так и вовсе заставит плакать от осознания собственного ничтожества, привезти все свои деньги, детей и жён, а потом скупать неоправданно дорогие особняки и футбольные команды. 

Англичане главные интриганы трёх прошедших столетий. ЗОГ спрашивает у них дозволения поработить человечество, масоны не устраивают ни одного заговора без подмигивания Королевы, а мальтийский орден и вовсе ширма, чтобы прикрыть деятельность МИ-5 и МИ-6. Вряд ли кто-то станет оспаривать эти очевидные вещи, не так ли?

Вот только чем больше знакомишься с английской историей и с устройством английского социума, тем всё сильнее и сильнее крепнет страшное подозрение: англичане на самом деле просты как три копейки. И всё их интриганство есть не более, чем просто наглость. То есть это такие немцы, которые когда-то где-то потеряли совесть. Стыд у них остался, а вот совесть куда-то подевалась. "Она утонула". Видимо, по пути на Остров.

То есть если присмотреться ко всему тому, что англичане накуролесили за всё время своего существования, то окажется, что это и вообще самый простодушный и примитивный народ в мире: простодушнее и примитивнее разве что только чеченцы. Им что-то надо - они это делают. Им что-то понравилось - они это берут. Не дают взять - они это крадут. Ловят на краже - говорят что оно так тут и стояло. Просят договориться - договариваются. Когда договор становится невыгодным - о партнёре забывают. Если партнёр возмущается - партнёра убивают, и говорят, что оно так здесь и лежало.

И всё это - с невозмутимым лицом клинического дебила. Отягощённого при этом нервным тиком, создавшим славу подмигиваний: англичанин зырк бровью, француз что-то понял по-своему, потом оказалось, что понимать было нечего, но дело уже сделано. Или: англичанин дёрнул щекой непроизвольно, немец заподозрил неладное, предпринял действия по упреждению, делать ничего не надо было, немец сам себя обработал, сидит в луже и восхищается: "Ай, шайтан! И как он это меня так? Высшая раса, не иначе, не врал, гад!"

И так - уже сколько веков! А ведь всего-то и случилось, что наивные французы обучили дегенератов хорошим манерам. Дегенераты напялили костюмы, управились с париками, и вышли к людям. Молча. Подмигивая и дёргая щекой. И надо же! - прокатило. Пока на сцену не выперлись и ещё более наглые американцы, которые кузенов и подвинули в результате. Потому как им до их Острова было плыть много дальше, и по пути поселенцы утопили не токмо совесть, но и стыд тоже. И ничего - и тоже пока что всё удаётся вполне.

Главный рецепт англосаксов, на самом деле, это то, что они ничего не скрывают. То есть вообще. Что есть на языке, то и говорят. Как оно есть - так пусть себе и будет. Им даже обманывать никого не надо - если им что-то не нравится, они просто тупо молчат, пока все не позабудут, а чего это они хотели у англичан спросить. Глядя на настолько беспардонную наглость, нормальным народам попросту не верится, что оно так бывает. Ну, не могут же они? Ну, ведь всё это не просто так? Видимо, они что-то знают и умеют, чего не знаем и не умеем мы? Видимо, они настолько могущественны и коварны, что их просто невозможно переиграть? На что англосаксы в очередной раз загадочно подмигивают, и, не отходя от кассы, делают очередную пакость.

Лучший способ прослыть хитрецом это быть всегда честным и откровенным до предела: даже там, где и святой предпочёл бы что-нибудь скрыть. В результате у англичан даже система управления государством, по чьему-то меткому выражению, "часовой механизм со снятой крышкой". Там всё устроено настолько прозрачно, что никто ничего в упор не замечает. Ну да, у нас конституционная монархия без Конституции. Ну да, пэрство у нас куда важнее всякого прочего. Ну да, если без придури и россказней про парламентаризм, то Королева главная. И Империя тоже никуда не делась, где стояло, там и лежит. И что?

И ведь правда - и что? Вот что можно ответить на настолько тупой вопрос? Ответить нечего. А потому сидят евреи, французы, испанцы, голландцы, итальянцы, и прочие немцы с русскими, рты раскрывши, и шалеют: "Вот же чуваки жару дают!" А Джон поворачивается к Биллу, зыркает бровью, дёргает щекой, монокль поправляет: "Не кажется ли Вам, сэр, что лох в достаточной степени оцепенел?" И Билл, повторив все манипуляции соотечественника, подтверждает: "Сдаётся, оцепенел вполне удовлетворительным способом. Сэр?" via

См. также:

Кому принадлежит земля в Англии?

Где находятся мозги цивилизации?

О внеземной цивилизации

Категория: хроника | Просмотров: 1527 | Добавил: igrek

  I.Grek © 2017
Конструктор сайтов - uCoz